Vous êtes à Vérone, la belle Vérone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vous êtes à Vérone, la belle Vérone » Вилла Монтекки » Покои Симоны Монтекки


Покои Симоны Монтекки

Сообщений 31 страница 60 из 78

31

Симона читала через строку, с трудом заставляя себя отвлечься и хоть на секунду задуматься над содержанием книги, а не над недавними событиями, которые привели к отнюдь не забавным, по мнению девушки, последствиям, выраженным мечтательным взглядом, загадочной улыбке и заторможенности в действиях.
Дверь открылась достаточно тихо, что было весьма странно, учитывая личность, решившуюся нанести визит в её покои. Бенволио... - подумалось ей, и девушка оторвала взгляд от книги повернув голову в сторону входа и не переставая лучезарно улыбаться. - Доброе утро, братец. - усмехнувшись ответила она, только под конец осознав, что выражения её лица лучше сменить и неожиданно стала до смешного серьёзной. - Да, я читаю...Читаю... - рассеянно протянула она откладывая книгу в сторону, но умудрилась свернуть с маленького столика ещё пару книг, которые взяла из библиотеки. Немедленно соскочив с кресла, чтобы убрать то, что натворила, Симона ещё пару раз выронила книги, прежде чем отправить их на место. Куда исчезла её грация? Почему она так часто забывается? И... Меркуцио, Меркуцио... Взгляд синих глаз в никуда говорил о том, что девушка опять задумалась, замечталась.

0

32

Бенволио прищурился, глядя на странную расстерянность девушки. Куда подвевалась привычная холодность тона и глаз?
Позволь, я помогу!
Не дождавшись ответа, он быстро собрал все книги и положил их на столик.
Она никак влюблена! - улыбнулся он собсвенной догадке и посмотрел на девушку.
Должен заметить, ты прекрасно выглядишь! Хотя.. ты всегда прекрасно выглядишь, так что в этом нет ничего удивительного. - Бенволио безмятежно улыбнулся и сложил руки на груди. Надеюсь, я не отвлекаю тебя - с напускной важностью спросил он, оглядывая покои незаметно для их хозяйки.

Отредактировано Benvolio (2009-11-03 17:05:29)

0

33

Девушка вновь отвлеклась от своих раздумий, ни к чему не приводящих, но по какой-то причине занимающих всё её сознание. - Благодарю. - ответила она на как бы случайное замечание Бенволио и недоумевая покачала головой. - И чем же обязана я тому, что ты рассыпаешься в комплиментах? - игриво ответила девушка и подбежав к кровати обняла резную балку, являющуюся частью каркаса, поддерживающего балдахин. На лице её была всё та же сияющая улыбка, а глаза можно было сравнить с чем угодно только не со льдом. Только не перед Бенволио, только не сломаться. Боже, да я всем своим видом уже дала ему знать о своих чувствах! Прекрати немедленно! Возьми себя в руки!
- Не отвлекаешь. - не смотря на все внутренние уговоры Симона не поменяла выражения лица выглянув с другой стороны балки и только тогда сделала глубокий вдох и попыталась заледенеть. Нет, ничего не получилось. Знаете, это как смешать дроблёный лёд и холодную воду - противная жижа, ни то, ни другое.

0

34

Ну конечно она влюблена! - Бенволио усмехнулся - Я никогда не ощибаюсь... С весьма довольным видом парень прошёл по комнате, остановился у окна и повернулся к девушке. Обязана? Вовсе нет, я решил, так сказать, нанести дружеский визит. Или это запрещено? - улыбка никак не хотела сходила с его лица, а в глазах лучилось озорство, часто появляющееся в детстве, когда он и его друзья задумывали очередную шалость. Ты сегодня какая-то странная... - решился на провокационную фразу Бенволио.

Отредактировано Benvolio (2009-11-04 06:32:06)

0

35

То, к чему плавно близился этот разговор, не очень-то впечатляло Симону. Меньше всего на свете ей хотелось, чтобы о том безумии знал Бенволио. Именно Бенволио, потому что Ромео, в силу своей натуры наверняка сжалился бы над ней. Выражение лица голубоглазого Монтекки не предвещало ничего хорошего, давая девушки ещё больший стимул, чтобы перестать вести себя как легкомысленная влюблённая дурочка. С другой стороны, ею она сейчас и являлась, а это значило, что скрыть то, что рвалось из сердца наружу было бы вдвойне сложно. - Нет, конечно нет, дорогой Бенволио. Мне просто странно видеть тебя дома в такой час... Почему ты не с друзьями? - как бы вскользь спросила девушка отводя взгляд в сторону двери, так как не была уверена в том, что глаза не выдадут её. Глаза, обычно они были непроницаемы, ни о каком зеркале души не могло быть и речи, а сейчас, сейчас... - Сегодня хороший день. - отвлечённо ответила Симона, взмахнув рукой, на реплику брата, которая заставила её сердце стучать быстрее. Девушка прижалась к балке, за которую держалась, практически впившись в неё пальцами. Я не узнаю себя! Что со мной? Наваждение... Нет, мой лёд растопило моё же сердце. Так быть не должно! Сдержанность, сдержанность...
Свершилось! Через минуту такого самовнушения, девушка отошла от кровати направляясь к Бенволио. В жестах было спокойствие, а в глазах лёд.

+1

36

Успокоилась таки... ну что ж, похвально, похвально... - мысленно зааплодировал Бенволио. Честно пытаясь излучать дружелюбие (что весьма неплохо у него получалось), Бенволио ответил: Увы, дела опутали своими щупальцами моих друзей. А день и вправду хорош, будто создан для прогулки. Почему же ты заперта в четырёх стенах? - улыбнулся он. Я могу задать тебе аналогичный вопрос, кстати. Почему ты не с друзьями? Бенволио снова повернулся к окну и открыл вторую створку. В комнату потоком хлынул свежий, опьяняющий весенний воздух. Солнце припекало и ласкало всё, до чего дотягивались его лучи. Беволио повернулся спиной к окну, позволяя лёгкому ветерку продить в его волосах, создавая там ещё больший беспорядок. Чудесный день...

0

37

Девушка едва заметно фыркнула. Дела! Какие у них могут быть дела!? Не понятно по какой причине этот факт весьма задевал её, поэтому, чтобы опять не сорваться, Симона добавила в мыслях. - А мне не должно быть дела до его дел! Мило, даже скорее любезно, улыбнувшись, она внимательно перевела взгляд с отчётливой тени Бенволио на полу на самого её обладателя. - Отчего же я заперта? Прежде то был траур по умершим родителям, а ныне дядя вдруг понял, что я выгодный товар, наказав сидеть дома и ждать пока кто-нибудь не посватается. - по пренебрежительному тону было ясно отношение Симоны к этой затее. Перед глазами вновь заплясали картинки: звёздное небо, тихая площадь, яркая истерика, затем дом, спокойствие и тот поцелуй, тот поцелуй... - Друзья? Никогда не понимала тех, для кого дружба была превыше всего. В детстве моё одиночество могли скрасить куклы, а сейчас я с большим удовольствием побуду одна, нежели захочу выслушивать щебетание о каком-нибудь новом поклоннике. - пока девушка говорила она поняла насколько ошибалась. Вот чего ей сейчас действительно не хватало, так это хорошей подруги, которой можно было бы всё рассказать.

0

38

Господи, кого она пытается обмануть? - возвёл глаза к потолку Бенволио. Друзья нужны, без них никуда - это неоспаримый факт. Я об этом даже не хочу заводить спор! - глубокоубеждённым тоном изрёк он. Друзья с малых лет со мной, они нужны мне как воздух, как вода. И, безусловно, дружбу я ставлю на почётное место, выше возможно будет только любовь. Однако, мне ещё не посчастливилось с нею встретится, а может это и к лучшему. А что же до надоедлевых поклонников - Бенволио ехидно улыбнулся - то это просто неотъемлемая часть для любой красивой девушки. От них никуда не дететься... Хотя, не мне судить..
По парню было видно, что на этот раз он на 100% убеждён в том, что произнёс. Хотя в этом не было ничего удивительного. Ведь друзья не раз спасали его от неприятностей разной степени опасности.

0

39

Симона просто напросто не нашла, что ответить. Спорить с парнем было бы действительно глупо, плюс ко всему они оба знали кто здесь прав. Девушка искусно прикрывала растерянность горделивостью, однако от этого ей не становилось легче, как говорится - правда режет слух. На ехидную улыбочку кузена Симона хитро улыбнулась и подойдя к нему ещё ближе заглянула в голубые глазищи. Лукавый взгляд, лёгкий взмах руки, отбрасывающий прядь волос назад. - Скажи мне, я красива? - тихо, вкрадчиво произнесла она положив руку сначала на плечо парню, а затем медленно перемещая на грудь, туда где находится сердце. Ей важно было услышать ответ, пусть даже для того, чтобы потешить своё самолюбие. Именно поэтому она сейчас заигрывала с Бенволио.

0

40

По началу Бенволио даже слегка растерялся от столь быстрой перемены настроения девушки. О, дамы! Имя вас коварство - с пафосом подумалось ему. Он решил слегка позлить свою дорогую кузену, несмотря на то, что ответ у него был готов как только он вошёл в её покои. Как бы оценивающе он оглядел её, склонил голову на бок. Губы растянулись в милую полуулыбку. Хмм..., ну разве что... - Бенволио убрал прядь волос с лица и усмехнулся - вот так точно красивая.
Да, женщины, тут нет ошибки,
Дана вам роковая власть;
Довольно вам одной улыбки,
Чтоб вознестись или упасть.
- процитировал парень, глядя в холодные глаза.

0

41

Девушка сдвинула бровки видя оценивающий взгляд брата, его милую полуулыбку и хитрые глазки. И что же это? Не томи, Бенволио! Потешь моё самолюбие лишь одним словом. До Бенволио, судя по всему, мольбы её не дошли и он, по своей обычной манере, решил растянуть этот момент и для себя, чтобы посмотреть как Симона медленно злиться. Вытянув признание, она самодовольно усмехнулась, не разрывая визуальный контакт и наблюдая за каждым движением Бенволио. - Но, право, вы, мужчины остаётесь самой лёгкой добычей. Лишь мимолётный взгляд, и что-то вдруг как вскружится в вашей голове. Увы, но знать здесь не дано ни вам ни мне.  - Симона улыбнулась и её рука вновь перебралась на плечо парня. По сути он был единственным человеком с которым девушка могла вести подобные разговоры, разумеется, не страшась последствий.

0

42

Так ли безобидны женщины, как кажется на первый взгляд? Лично мне кажется, что все женщины уверены, будто мужчины — существа изначально лживые и перевоспитать их сложно. И даже тот факт, что мужчин среди святых все-таки больше, чем женщин, никоим образом эту уверенность поколебать не в силах. Разговор явно занимал Бенволио, хитрая улыбка не желала сходить с его лица, а глаза неотрывно смотрели на девушку. Что же до тебя, моя милая сестрица - Бенволио усмехнулся - любовь сейчас весьма и весьма акутальная тема для тебя, не так ли? Сейчас она наверняка растеряется, ну во всяком случае, именно это мне и нужно.

0

43

Девушка лукаво улыбнулась глядя в глаза Бенволио. Она прекрасно понимала всё то, о чём он говорит и про видимую безобидность прекрасного пола ей было известно не по наслышке. - У каждого своё оружие, Бенволио. У того, кто не владеет шпагой должно быть хоть что-то, способное защитить его, ну или то, с чем можно было бы перейти в нападение. - сделала свой выпад девушка с вызовом посмотрев на кузена. - Только вот, право, пред такими ударами мужчины и беззащитны. - добавила она лукаво улыбаясь в ожидании того, что ответит Бенволио, однако то, что он ответил застало ей врасплох.
Смятение появилось на лице Симоны в течении пары секунд, она пару раз тряхнула головой отгоняя лишние в этот момент мысли и следующую за ними глупую улыбку. - Откуда? То есть, с чего ты взял? - раздражённо выпалила девушка сложив руки на груди. - Любовь - пустая трата времени, она не приносит ничего с собой, а уносит очень много.

0

44

Бенволио едва сдержал смех, Симона отреагировала в точности так, как он и планировал, тем самым подтверждая его догадки. Наслаждаясь произведённым эффектом, он, плохо скрывая торжество, произнёс: Ну как же? Неужто сердце столь очаровательной юной особы никем не занято? Сестрица, я не глуп и не вчера родился... - прень коснулся кончиками пальцев щеки девушки. Какая нежная кожа... Стоп, речь сейчас не о том... Так что прежде чем утверждать, хорошенько поразмышляй над тем, что сказать хочешь, а лучше, послушай сердце. Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь - вспомнил Бенволио фразу, словно подтверждавшую то, что он только что сказал.

0

45

Симона была угнетена своим поражением настолько, насколько Бенволио ощущал триумф. Как? Неужели моё чувство светится сквозь маску безразличия? Я не сдамся, самодовольный мальчишка! Не дам даже думать о наличии у тебя проницательности. Как же мне приятна мысль о собственной влюблённости... И солнце светит ярче и птицы поют ещё прекрасней, и... Меркуцио! Меркуцио! Меркуцио! Что в этом имени, если от звука его душа моя трепещет и рвётся ввысь? Я влюблена!
Девушка даже не заметила как вновь погрузилась в размышления, на лице её появилась мечтательная улыбка, а взгляд, всё это время направленный на Бенволио, потеплел и стал сквозным. Симона вздрогнула, когда почувствовала прикосновение пальцев к своей щеке и тут же взяла его руку своими руками и легонько сжала.
- Бенволио, прошу тебя... - она умоляюще посмотрела в глаза парню, но тут же хитро улыбнулась и откинув руку кузена отбежала в сторону. - Прекрати нести чепуху! - бросила она смеясь. - Очаровательная особа, что ты видишь пред собой, разбила не одно сердце в то время как её собственное заледенело уже давно и никогда не пропустит к себе лучики такого солнца как влюблённость. В моей душе вечная мерзлота. - с добродушной улыбкой заявила девушка, опираясь на столик. Что тебе стоит вспомнить Ромео, чьё сердце мне тоже доводилось разбить?

0

46

Бенволио вздохнул и возвёл глаза к потолку. Кого она пытается обмануть? Тоже мне снежная королева... Нет, ну хотя она права скажем относительно Ромео... ну и ещё кое-кого... Вот чёрт. Да всё равно она влюблена! Пусть даже не пытается отвертеться. А я узнаю в кого, узнаю точно... - ухмылка расползлась по лицу парня. Размышления заняли его настолько, что он молчал пару минут. Ну да ладно, не буду тебя смущать - наконец весело сказал Бенволио. Да и к тому же, нести чепуху - это моё призвание! - парень шутливо поклонился Симоне и вскочил на подоконник. Я же просто шут - смеясь, воскликнул он и раставил руки, словно хотел обнять весь мир. Пожалуй, я всё-таки влюблён... В солнце - улыбаясь, думал он, даже на секунду позабыв о своих планах относительно влюблённости Симоны.

0

47

Ситуация оказалась не из лёгких. Бенволио, чтоб его, был на все сто уверен в том, что она влюблена и никакие отговорки принимать не собирался. - Ты нисколько не смутил меня! - сказала она не совсем уравновешенно. То есть, она хотела бы, чтобы это звучало спокойно и шутливо, но в голосе её читались нотки обиды не столько на брата, сколько на саму себя. Ну как я могла собственноручно осуществить все свои опасения? Расколоться, да не абы перед кем, а перед Бенволио! Тьфу, я даже не ожидала, что так изменюсь. Самообладание, контроль над эмоциями... Где?!
- На этом моменте я должна тебе рукоплескать? - усмехнулась девушка, когда парень поклонился, после чего вскочил на подоконник. - Осторожно! - продолжая смеяться, но с весомой долей волнения предостерегла Симона. - Шут... - качая головой устало произнесла она.

0

48

Ну а я о чём? Аплодисменты, кстати, мне весьма польстят - весело сказал Бенволио, поворачиваясь снова к девушке и усаживаясь на подокнонник. Так уж и быть, не буду больше тебя мучить, а то в скором времени у тебя в душе и глазах весна наступит - усмехнувшись, подумал он. Ну что же, не смею больше отрывать тебя от чтения и тратить твоё драгоценное время, - произнёс парень, подходя к девушке. Надеюсь, я не слишком тебе докучал? - Бенволио взял тонкую ручку девушки в свою и коснулся губами. Весьма приятно было пообщаться - улыбнулся он и направился к двери. Главное теперь, чтоб она не кинула мне в спину стул, я ведь немало расшатал её нервы...
------> Комната Бенволио

Отредактировано Benvolio (2009-11-05 12:11:18)

0

49

- Так получай свои аплодисменты! - весело сказала девушка и похлопала в ладошки, уже совсем не сдерживая смеха. Симона тяжело вздохнула, подумав что-то вроде: Всё мужчины как дети! и, усмехнувшись тому, что Бенволио действительно волнует её "драгоценное время" дала поцеловать свою руку. - Если только самую малость. - лукаво ответила она и для достоверности закивала. - Взаимно, дорогой братец, взаимно. - лукавая улыбка, отведённый взгляд. Когда Бенволио развернулся, чтобы покинуть её комнату, у Симоны появилось сильнейшее желание бросить что-нибудь ему в спину, причём это, как минимум должна была быть едкая фраза, а как максимум... Но девушка сдержалась и как только дверь за парнем захлопнулась, упала на кровать, словно обессилев. Такой длинный день, такой прекрасный день! Чем же мне заняться? - думала она, уставившись в потолок.

0

50

Всё время, что Симона лежала на кровати, её мысли были заняты только одним хотела она этого или нет. Тысячи вариантов забыть о вчерашнем вечере, миллионы способов отвлечься заканчивались смешной зацыкленностью, вплоть до того, что солнце, такое прекрасное сегодня, внезапно становилось рыжим...  Девушка не совсем понимала, что с ней происходит, изнывая от желания увидеть его.
Поднявшись, она принялась расхаживать по комнате, так как сидеть на месте больше просто не могла, но мысли её совсем не изменились, разве что стали с ещё большей скоростью вращаться в её голове. Где лёд? Меня сжигает нечто изнутри. Ах, что мне делать? Как бы хотела я... Увидеть и понять наверняка, что чувствую. Вскружил голову... И кто! Быть может, я совсем не нужна ему, в этом вся их мужская натура. Надо бы закончить думать об этом и спуститься позавтракать.
Только подумав об этом, Симона пулей выскочила из комнаты, словно куда-то очень сильно торопилась.
------Входной зал.

0

51

-----> Коридоры
Жалость! Да пропади она пропадом эта пресловутая жалость! Столько раз обжечься и ничему не научиться! В этом ли состоит природа человеческих чувств? Не терять веру в лучшую сторону человека? Сочувствовать ему каждый раз, забывая о прошедшем предательстве? Но ведь это так глупо...
Бенволио чувствовал за собой вину. Почему? Всё очень просто. Не уберёг, не поверил, проигнорировал, недооценил. Вот и результат. Идя по запутанным и мрачным коридорам, Бен с плохо скрываемой тревогой смотрел на сестру. Он чувствовал и её жар, и то,что она едва переставляет ноги. Переволновалась что ли? Боги, ну почему всё случилось именно так?! Почему он?! И она… даже не верится... Мысли мелькали со скоростью света, кружа вокруг одного и того же, повергая в какое-то уныние и даже паранойю. Ещё бы не стать параноиком, если всё время думаешь о какой-то мести лучему дуруг и непонятном чувстве ненависти. Бенволио ногой открыл дверь, поднимая на руки вконец ослабевшую девушку. Положив Симону на кровать, он присел рядом и взял её за руку. Как ты себя чувствуешь? Всё так же? Опять вздох, сколько их ещё будет? Может, мне лучше уйти? И я даже знаю, куда пойду. От этой мысли появилось мрачное удовлетворение. Он напряжённо смотрел на девушку.

Отредактировано Benvolio (2010-03-11 16:00:41)

0

52

Силы, казалось, совсем покинули её. Глаза, обычно такие холодные, сейчас горели пламенем. Жар был повсюду. Девушка ещё не осознавала, насколько была одержима, Бенволио перестал говорить, и она совершила глупейшую ошибку - стала говорить сама с собой, со своим внутренним голосом, отчего каждую секунду всё глубже и глубже проваливалась в состояние, похожее на транс. Всё это время Симона думала только о Меркуцио. Желание растоптать его, уничтожить, никуда не пропало, однако к нему присоединилось сильнейшее желание целовать его, попасть в его объятия. Разумеется ради мести, а вы что подумали?
Бенволио взял её на руки, вытягивая девушку в реальный мир и возвращая ей самоконтроль и разум, что было как нельзя кстати. Оказавшись на кровати, девушка сильнее сжала его руку, чуть притягивая к себе. В глазах вновь появился безупречно отыгранный страх. - Не уходи, не оставляй меня наедине с моими мыслями! - взмолилась она, присаживаясь и придвигаясь к брату, чтобы обнять его. - Ты уже такой взрослый, сильный... - с улыбкой произнесла Симона, гладя его плечо. - Думаешь, он никогда не сможет меня полюбить? - внезапно спросила девушка и улыбка исчезла с её лица, голос её звучал на удивление робко, но глаза вновь покрылись слоем льда. Что такое любовь? О ней мечтают поэты и юные девы, я слишком разумна для любви. А он? Я заставлю его запомнить меня. "Не первая и не последняя"? Я стану единственной!
Удержавшись от того, чтобы гордо поднять голову, глядя на всё свысока, Симона внимательно посмотрела на Бенволио, приподняв брови в ожидании ответа.

0

53

И всё же это не укладывалось в голове. Волей неволей приходилось думать об этом, хотя и Бенволио совсем не хотел. Как могла всегда хладнокровная, рассудительная, чуткая, одним словом Симона! Как она могла поддаться, поверить?.. Привычное представлении о сестре никак не вязалось с произошедшим. Мелькнула мысль, лишь мелькнула, что вся эта истерика - спектакль, но Бен сразу отмахнулся от неё. Разве же она смогла бы настолько искусно разыгрывать его? Разве вообще возможно так подделывать переживания? Он даже не подозревал, что это возможно, просто, по-видимому, никогда не сталкивался со столько одарённым актёрским мастерством. Но стоило ему Бену опять заглянуть в её глаза, как вновь усилилась тревога. Хорошо, хорошо, я никуда не ухожу, - он невольно улыбнулся от слов сестры и удивился, что со всей этой вереницей безумных событий, не забыл ещё, как это делается. Обняв девушку за плечи, он слегка покачал головой. Хм, а почему ты считаешь, что он не испытывает к тебе чувств? Может он… - парень замялся, с трудом подбирая слова. Вообще я не уверен, что ты настолько ему безразлична! Он посмотрел в глаза девушку, как бы отвечая. Странно, я всегда думал, что она способна любить только себя. Выходит, ошибался? Неужто в мире осталось место для чуда? Или скорее я чего-то недопонимаю. Действительно, глупость какая-то…

0

54

Общество делает человека. Вы никогда не задумывались над тем, что влияние - очень страшная штука? Нет, действительно, каждый день вы влияете на окружающих, ровным счётом как и они влияют на вас. Глупо было бы полагать, что случайные знакомства, нечаянно брошенные слова, даже взгляды, несущие какой-то смысл, пролетают бесследно. О некоторых людях бытует мнение, будто они "не меняются", но это далеко не так, дорогие мои. Вопрос лишь в том, какими будут эти изменения, в какую сторону они произойдут. Есть люди, для которых достаточно только взгляда, жеста, пары слов, чтобы вывернуть наизнанку все чувства кого-либо, но что происходит с ними, когда их заставляют меняться? В большинстве случаев именно таких людей клеймят "неисправимыми", и в чём-то они правы, таких очень сложно переубедить - они сами привыкли делать это, изменения происходят в ту сторону, к которой ранее был перевес. Возможно ли обратное? Говорят, любовь всесильна. Быть может, это правда? Ведь только любовь заставляет их меняться, человек, доверяющий лишь своему разуму, признаёт себя безумцем.
На протяжении вот уже нескольких... Тысячелетий, мужчины привыкли держать за собой "первенство", со справедливостью которого многие женщины могли бы поспорить. Всё было бы неплохо, если бы представители сильного пола порой не доходили бы до смешного. Утверждая, что мужчины - лучшие повара, эти умники посылают жену готовить обед. Половина их превосходств - напускное. Пусть, у мужчины есть власть, в его руках весь мир - в руках же женских мужское сердце, его чувства и мысли. Манипуляции. Так несложно обрести над ним контроль, завладеть им, внушить всё, что угодно. Женщины во многом лучше мужчин, ведь так? Женщины умнее: им хватает ума не доказывать это без умолку, учтиво промолчать и сделать всё по-своему.
Из глаз её заструились слёзы, Симона прижалась к брату покрепче, едва ощутимо впивая пальчиками в его плечи. На душе было действительно паршиво, но девушка успокаивала себя тем, что речь идёт лишь об игре и о том, что таким образом ей легче извлечь слёзы. - Настолько?! - горько усмехнувшись, возмутилась она. - Он сказал, что я не первая и не последняя! Ты понимаешь? - мысленно усмехнувшись добавила девушка, понимая, что это будет замечательным дополнением к догадкам Бенволио. - Сегодня в саду он так сказал мне. Бенволио! Мне сняться сны такие, словно ими повелевает сам Дьявол. Мне сниться он, его объятия, поцелуи и... О, нет! Я не могу рассказывать это тебе. Я просыпалась вся в поту, со сладким стоном на устах. Он - моя болезнь, он не даёт мне спать. Господи, я схожу с ума! Я хочу ЭТОЙ реальности! Я его желаю. - как замечательно иметь брата, который никогда и никому не проболтается о том, что ты говорила ему, понимая, что это действительно важно. Больше всего Симона любила в Бенволио его твёрдость и надёжность, потому что могла говорить ему всё, что угодно, вне зависимости от того правда это была или вымысел, она знала, что это умрёт вместе с ним.

0

55

Он сказал, что я не первая и не последняя! Ты понимаешь?
О, да… Он понимал, ещё как понимал! Только вот не сестру. В голове точно по заказу замелькали воспоминания: яркие, живые, да и возможно ли забыть такое? Это была их школа, обучение, да называйте как хотите!
Блондинки и брюнетки, красотки и, мягко говоря, не очень, Бенволио всё же был достаточно искушён в этих делах, и ему сложно было осуждать друга. Но в противовес вставала честь сестры, как бы это банально не звучало. Сошлись огонь и лёд, а ему теперь разгребать. Это противостояние убивало. Да и задумывался ли когда-нибудь он о том, что же для него важнее: честь семьи или чувства? А всё потому, что ни с тем, ни с другим ему не приходилось сталкиваться по большому счёту. А теперь, невольно задумавшись о таком выборе, он не мог понять, что же важнее. Конечно, рассуждая логически, семья – превыше всего, но сердце начинало ныть от одной только мысли, что придётся идти против друга. Но стоило только «уступить» сердцу, как противным голоском принималась причитать совесть. Раньше всегда удавалось либо угодить обоим «голосам» сразу, или заставить умолкнуть кого-то одного, однако теперь слишком глобальны были противоборствующие стороны.
Я… Я понимаю. Может, он просто хотел задеть тебя? И ему это, судя по всему, удалось. Бен прищурился слегка, обдумывая только что появившуюся идею. Тебе ли не знать Меркуцио, моя дорогая! – теперь голос парня звучал ласково и даже вкрадчиво. Он ведь балабол ещё тот. Если верить все его словам, недолго и умом тронуться. Уж прости, я не стану отрицать, ты и впрямь не первая… Осторожно, сейчас главное чётко просчитать следующий ход. Но по-моему, для него ты занимаешь особое место… Бен аккуратно развернул девушку к себе и, улыбнувшись с нужной долей убеждения, посмотрел в её заплаканные глаза. А вот новый поток информации чуть не заставил парня взвыть от отчаяния. И хоть сам он предпочитал забывать о снах поскорее, ведь они, как известно, галиматья, сейчас Бенволио с трудом сдерживал злость. Откуда бы ей взяться? Он не нашёл ответа ни на этот вопрос, ни на «признание» Симоны, а лишь только в очередной раз попытался остановить потоки слёз.

0

56

Сейчас Симоне больше всего хотелось стукнуть брата. Да, именно стукнуть, однако воспитание, обстановка и даже её задумка мешали этому. Если бы игра не была столь важна для девушки, она давно бы уже попросила Бенволио умолкнуть. Каждое слово этого белокурого парня вызывало у неё два вида эмоций. Попытки уверить её в том, что Меркуцио не такой плохой, как ей кажется, жутко раздражали и одновременно делали её мягче, что, в свою очередь, бесило девушку ещё больше. Ударить, накричать, сорваться - нет, это было не для неё. Продолжая испытывать собственное терпение, Симона лила горькие слёзы, прижимаясь к брату и дрожа, словно промокший под дождём котёнок. Вызывать у мужчины жалость при помощи слёз всегда было для неё делом последним, но довольно эффективным, надо признать. Придушить бы всю их проклятую компашку! Как же я устала! Стоило мне приехать в этот дом, как Ромео принялся окружать меня этой невыносимой романтикой, затем я отвадила его, но меня, видите ли, угораздило прогуляться без сопровождения в город за цветами! ФОНТАН! Нет, чтобы сдать его и жить спокойно, даже не сдать, просто оставить, я... люблю его... Нет, не то! Я... О чём я думала? Люблю его... Нет! Нет! Я повела Меркуцио к нам, к себе в комнату, Боже, я одежду его зашивала, словно этого не мог сделать никто другой, словно я какая-то... Да, не мог, но это не значило, что я должна была делать это! Прогулка. Будь и она проклята. Заспорить для того, чтобы потом мучится и желать помирится, ПЕРВОЙ просить прощения. Если моя матушка видит это с небес... Бал. Ненавижу! Ненавижу тот день! Его поцелуи, объятия, глупые слова... Как он мог быть настолько неискренним?!! А я? Безумная - вот право! Нет, я вовсе не люблю его, мне просто гадко и обидно, что ОН, единственный, кто позволил себе больше, чем остальные, не стал даже пытаться меня удержать, был равнодушен ко мне... Поскорей бы замуж! - Особое место? О, да, между девяносто восьмой и сотой! - недовольно фыркнула Симона, тут же всхлипывая, уткнувшись в плечо Бенволио. - Милый, я ведь не глупая! Зачем ему пытаться задеть меня, если я на "особом месте"?! Неужели ты оправдываешь его поступки? Ты считаешь, что он должен был так со мной поступить, что в этом нет ничего страшного?! - вновь разрыдалась, ещё сильнее, чем раньше. - Он просто посмеялся надо мной! Легко! - в голосе сквозила сильнейшая обида, которая и вне игры имела место быть.

0

57

Я его не оправдываю, я… Тебя пытаюсь успокоить, - конец фразы Бенволио намеренно пробурчал себе под нос и вздохнул. Эта проблема начинала ему надоедать. Собственно, что он вообще делал в этой ситуации? Любовь – это, конечно, хорошо, но к чему в этой истории третий лишний? А Бен себя именно так и чувствовал. Как будто влез во что-то запретное. Ведь, в конце концов, отношения между двумя людьми – это сугубо их личное дело, и пятое колесо в телеге не внесёт особых изменений. Он невольно задумался, к чему вся эта показная истерика и потоки слёз? Может, она хочет, чтоб её пожалели? Неужто я вызываю такое доверие? Или она хочет настроить меня против Меркуцио? Но зачем? Зачем меня вообще было втягивать в их отношения? Бенволио «загрузился». Конечно, он был далеко не глуп, но всё же женский ум – это дело тонкое и хитрое. Только женщина сумеет идеально просчитать всё на несколько ходов вперёд, если это касается чувств. Вообще, провокации – стихия, исконно принадлежащая представительницам прекрасного пола. Мужчина может размышлять, зачем она с ним сейчас флиртует, если сама недавно говорила, что у них нет ничего общего, а женщина тем временем уже будет думать, где они будут жить после свадьбы, и как же всё-таки хорошо, что она нашла столь выгодную партию для себя.
Бен уже спокойней отнёсся к очередному потоку слёз, он начинал привыкать. Так что ты от меня-то хочешь? Поддержки? Утешения? Слов? Молчания? Чего? – устало проговорил.

0

58

--------->Трапезная
Выйдя из трапезной, все мысли девушка сосредоточила на Симоне. Девушку терзало любопытство. Симона, Симона, Симона... Что же с тобой приключилось? Надо сказать, что для Софии Симона была родственным человеком. Их характеры имели схожие черты. Может, поэтому девушки легко находили общий язык. С первых дней приезда сестры в Верону София заметила, что девушка очень холодна с окружающими, порою жестока. Это и понравилось Софии в сестре.
Юная Монтекки направлялась к Симоне, вспоминая о её характере. Ведь он был очень сложный. София не понимала, что может случиться с такой девушкой. В глубокой задумчивости она подошла к покоям Симоны. Девушка постаралась морально настроиться. София была эгоистичной актрисой! Её мало волновали чужие проблемы, но показывать сочувствие, она считала своей прямой обязанностью. Вот почему она проверила всё ли хорошо в её внешнем виде: поправила причёску, пригладила слегка помявшееся платье. А после этих маленьких процедур, "натянула" маску беспокойства. Да, она не беспокоилась за Симону, недоумевая, что могло с ней случиться, только любопытство...Ну что ж, приступим!
Она постучала негромко в дверь и приоткрыла её. Симона, я могу войти? София вошла и увидела, что Симона была с Бенволио. Девушка невольно улыбнулась, но картина, представшая её глазам просто-напросто поразила её. Теперь на её лице появилось настоящее беспокойство. Приветствую вас, но что случилось? Симона, что с тобой?

Отредактировано София Монтекки (2010-03-31 18:34:15)

0

59

Задыхаясь от возмущения и слёз, девушка отстранилась, вглядываясь в его лазурные глаза. Бенволио в который раз за сегодня удалось заставить её растеряться. И правда, чего она хотела? Целью её поведения изначально было добиться примирения, но после того, как брат сам придумал целую историю, Симона увлеклась. Погнавшись за тем, чтобы рассорить веронскую троицу, она совсем не учла подобных вопросов. Конечно, Бенволио не оставил бы это без внимания и обязательно побеседовал бы со своим лучшим другом, однако его непонимание того, что она всё-таки хочет, чуточку угнетало. Что сказать? Признание было исключено, слишком долго плела она эту паутину и слишком много собиралась сплести. - Бенволио! - одно только слово и море горьких слёз, этим она решила сказать всё. Взгляд выражал отчаянье, обиду, смятение, панику и разочарование тем, что её не поняли. Бросившись на шею любимого брата, девушка вновь разрыдалась, на деле же расстроеная лишь тем, что никто не мог потешить её самолюбие комплиментом о безупречной актёрской игре. - Мой мальчик, будь мне защитой, прошу тебя. Обещай, слышишь, обещай, что он никогда впредь не притронется ко мне. Пожалуйста! - в словах её было столько боли и отчаянья, что даже самый толстокожий человек проникся бы, расчувствовался. В дверь постучали, но Симона не придала этому значения, однако же, когда она услышала голос сестры, сразу же отстранилась от Бенволио, свешивая ноги с кровати и усаживаясь так, словно истерики и не было. Конечно, красные, опухшие глаза и, ещё не успевшие остановиться, слёзы говорили совсем об обратном. - Добрый вечер, милая Софи. Позволь мне объяснить тебе, но позже. Бенволио, ты не оставишь нас? Я безмерно благодарна тебе за поддержку, но мне нужно поговорить с сестрой. - девушка мило улыбнулась брату, думая о том, как бы поскорее избавиться от следов этих слёз.

0

60

Одно только слово…  И опять треклятое чувство вины! Бенволио всегда ненавидел ощущать себя виноватым. Ведь вина так тесно связано с ответственностью. Эти два «камня на шее» почему-то извечно заставляли Бена гораздо более реально смотреть на вещи, отказаться от привычных шуточек и несерьёзного отношения к той или иной проблеме. Но сложность состоит в том, что эта, казалось бы, совершенно глупая и не свойственная взрослому человеку несерьёзность является, по сути, его самозащитой. Воспринимая проблемы через своеобразную призму, Бенволио гораздо быстрее находит им решение. Впрочем, сей парадокс очень редко тревожил парня. Хотя это тоже было одной из причин ненависти. Если бы Бенволио часто испытывал чувство вины, он бы просто напросто к нему привык.  Но именно сейчас был как раз упомянутый случай. Вина закралась в душу, цепко и очевидно надолго там засев, спуская юного Монтекки на грешную землю. Обещать? Защищать? Ответственность… Бен замялся, не зная, что и как ответить. Однако, наконец, Фортуна улыбнулась ему. Да и давно пора, то просто какая-то чёрная полоса. Бенволио с неописуемым облегчением на лице взглянул на вторую свою сестру. София! Рад тебя видеть. Бен даже от плохо сдерживаемой радости подскочил с кровати. Что ж, я вас оставляю. Уже у самой двери  он обернулся, тихо, но внятно и разборчиво обращаясь к Симоне. Если что, я… Вообщем зови. Бенволио выдохнул, мысленно применяя к себе нелестные эпитеты за очередную ответственность. Но зато совесть была довольна. И почему нельзя угодить всему и сразу?....
------> Комната Бенволио

0


Вы здесь » Vous êtes à Vérone, la belle Vérone » Вилла Монтекки » Покои Симоны Монтекки