Vous êtes à Vérone, la belle Vérone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сад

Сообщений 1 страница 30 из 76

1

Красивых сад, тропинки ведут между клумбами с цветами, несколько небольших фонтанчиков...

0

2

-- Входной зал

Меркуцио дал себя увести по некоторым причинам. Он был сильно ошарашен действием Симоны, хотя сильно это ещё мягко сказанно. Он был просто шокирован, что не смог выдавить из себя ни слова. Даже на последнее замечание Ромео о его "узнаваемости" он бы с радостью бы ответил, но попросту забыл что хотел сказать в тот момент когда девушка предложила ему отойти в сад. Так же ему хотелось расставить все точки над и. Попросить как то забыть поцелуй, объяснить, что даже если для девушки это был не только порыв страсти, что любовь не для него. Хотя... Ещё одна причина была настолько весома и в тоже время парень не хотел её принимать. Перестань! Поговори по душам и убери этот камень с сердца, пусть этот камень порой и кажется тёплым и приятным он в тоже время давит и привязывает!, Меркуцио всё ещё корил сам себя за шалость, которая обернулась большим! А ведь всё и началось с фразы "позволить себе большее"! Назвать причиной избежание накалённой ситуации, было бы крайне глупо, так как бы не подходило парню, хотя возможно в данном случае это тоже было бы причинной пусть и невесомой как пылинка. Меркуцио огляделся в саду.
- Ну и где же те цветы о которых Вы говорили!, парень поднял бровь. Он был не уверен, что причина ухода была в этом. А вернее он был уверен в обратном. Или мне так хочется? Надо перестать думать о ней, но как если мы здесь одни? Но всё таки судя по всему причина явно была в другом и это говорил явно здравый смысл Меркуцио. Разумеется в том случае если он у него вообще имелся. Многое противоречило сему, но не могла же его безбашенность выдать мысль Цветы тут не причём!

0

3

----Входной зал.
Описать то, как бешено стучало, билось, трепетало её сердце мог каждый, хоть как-то прикасавшийся к ней в эти минуты. Симона дрожала сама не понимая почему. По телу бежали мурашки, щёки пылали. Что я в самом деле? Кто он вообще такой, чтобы изменить меня? Лишь одно прикосновение... Глубокий вдох, холодный взгляд!
Девушка остановилась на одной из тропинок, отпуская руку Меркуцио и внимательно посмотрела на него, стараясь хоть как-то придать своему взгляду льда. - Оставим цветы на потом, синьор. Что Вы сказали моему брату? Что Вы вообще собираетесь ему сказать? Неужели у Вас совсем нету чести и Вы можете позволить себе так легко меня скомпрометировать?! - Симона смотрела в одну точку где-то в саду, говорила ровно и спокойно. - Я допускаю то, что Вами движит желание быть искренним с друзьями, однако мне хотелось бы, чтобы мы оба вычеркнули это происшествие, лишённое здравого смысла, из своих жизней. Я настоятельно рекомендую Вам сделать это. Мы оба были не в себе... - фраза, произнесённая так же холодно и сжато, совсем не выдающая то, что творилось у девушки внутри.

0

4

Я был прав!, подумалось парню, хотя что бы понять что речь изначально не о цветах не надо было быть гением. Он смотрел на девушку с детской внимательностью слушая каждое его слово. Одна часть была рада предложению забыть тот вечер, часть которой парень посвятил себя, но другая была готова разорваться и пусть первая часть объявило это занозой, которая не давала какой то ране затянуться и которую теперь вытащили. Теперь она поболит и заживёт. О чём я думаю! Ничего не было с самого начала! Он открыл рот лишь когда девушка замолчала.
- Я не расскажу ничего, что могло бы вас оскорбить! Но всё же мне не удалось найти приятелей на балу а ведь и помимо нашей встречи мне есть о чём им поведать и это моё полное право! Поверьте о тех деталях которые мне покажутся чрезмерно лишними я умолчу!, он посмотрел на девушку. Взгляд был полный уверенности, ухмылка делала его привычно нагловатым, он решил полностью вернуть своё поведение, всё будет как ни в чём не бывало, мысленная просьба оттолкнуть была услышана, но легче Меркуцио чувствовал себя только на поверхности, в глубине его души творилось что то непонятное. Он спихнул это на обиду, что ЕГО отвергли и решил что с этим жить можно.
-Что скверного в искренности особенно с близкими друзьями?, Меркуцио поднял бровь и взгляд стал насмешливым. Ну что же сейчас это было кстати. Если это и не возвращение к прежним повадкам, то по крайней мере небольшая месть. Опять! Я не любил её и не люблю сейчас! Я же и хотел забыть!, всё громче звучал протестующий голос внутри его.
- Вы правы! Событие было бессмысленно и никуда не ведёт! Оно просто недостойно оставаться в нашей памяти!, он говорил опять же напыщенно, хотя всё же стараясь перебирать слова, ведь перед ним была девушка. - Если Вам будет угодно я помогу вам с цветами а потом уйду! Тон стал твёрдым. Возможно друзья выберутся в город позже и там он их найдёт а сейчас ему хотелось закрепить почти-победу над глупым по его мнению чувством.

0

5

Симона стояла неподвижно, словно статуя, сотворённая изо льда. Если бы губы её не шевелились, можно было решить, что девушка действительно застыла по какой-то мистической причине. Сейчас она одновременно притягивала и отталкивала, стараясь выглядеть как обычно, но это давалось ей с таким трудом, что, казалось, Симона в любой момент могла сорваться, пламя её сердца пожрало бы ледяную оболочку.
Симона была превосходной притворщицей с малых лет, могла водить любого за нос и внушать ради своей выгоды, но сейчас все умения её меркли в сравнении с тем чувством, что девушка испытывала. Даже не глядя в сторону своего собеседника, Симона исказила своё личико усмешкой и тоном, переполненным неизвестно откуда взявшегося презрения вымолвила. - Меня ничуть не забавляет слышать слово "лишними" из уст человека, не ведающего меры. Ответьте мне, я требую, что Вы намереваетесь сказать своим друзьям?! Бенволио видел нас. Когда? Что Вы скажете на это? - закончив, девушка тряхнула головой и фыркнула, с большим усилием представив как можно выйти из этой ситуации.
- Если она касается меня, представляет угрозу моей репутации и успешном замужеству, эта искренность - самое скверное, что я могу себе представить! - холодно процедила девушка и тут же натянув лукавую улыбку повернулась к Меркуцио. - Не достойно? Отчего? Я противна Вам? В таком случае, наши мнения на этот счёт расходятся. Я лишь хочу предотвратить слухи на мой счёт, кто-то может подумать, словно я одна из Ваших... - Симона остановилась, решая, стоит ли называть вещи своими именами, но вовремя заметив, что такие слова не должны звучать от девушки, подобрала слово менее оскорбительное. - ...подруг. Нет, мне не угодно! К чему такая спешка? - улыбка и отведённый в сторону взгляд. Он ведёт себя странно... Что он чувствует? Чувствует ли он? Им движет только страсть? Так вот же я! Одно прикосновение и... Боже, что я несу? Как могу думать о таком?! Ему всё равно и он думает, что мне тоже. Фарс!
Губы Симоны задёргались, а по щеке скатилась одна единственная слезинка. - Что-то в глаз попало. - быстро сообразила она и вытерев щёку заморгала, пытаясь убрать "пылинку".

0

6

- Во первых я узнаю, что именно он видел! А затем скажу ровно то, что вашей репутации не повредит!, немного повысив голос попытался объяснить парень. - И по крайней мере, что было на балу до нашей с Вами встречи, я имею полное право рассказать! Или это тоже относится к Вашей репутации? Да и если видел нас Бенволио один, он врядли расскажет об этом всем! Тон был привычным для парня и он делал всё, что бы создать впечатление, что предложение забыть ему всё равно.
- Я не считаю Вас одной из моих, как Вы изволили выразиться подруг!, заметил Меркуцио, - И Вы радикально от них отличаетесь! Так что не вижу повода для беспокойства на этот счёт. А то событие… Если Вы считаете что его лучше забыть, я вычеркну его из головы, хотя возможно сделал бы это и без Вашего предложения! Но  если так, предлагаю, насколько будет представать возможность, не пересекаться! Так всё легче канет в небытие! И как Вы могли подумать, что Вы мне противны? Но и руководствоваться только своей пользой не стоит! Это уже зовётся эгоизмом! Последняя фраза вырвалась у молодого человека несознательно, в какой-то момент в голове его заклинило на том, что ему не хотелось, что бы девушка держала на него обиду, хотя этого он на данный момент и добивался. Если предложила забыть я на это готов, но я найду другие причины! -Да и что-же здесь меня держит?, голос парня стал уже не в меру напыщенным, показывайте Ваши пионы я с удовольствием с ними помогу а потом позвольте откланяться! Слово «пионы» прозвучало особенно язвительно. Меркуцио давал понять, что уже с самого начала знал что речь не о цветах и теперь не ищет в них повода остаться, как и не предлагает Симоне искать повода его остановить.

0

7

Симона чуть не задохнулась от возмущения и обиды, стараясь дышать равномерно. Всеми силами сдерживая себя, чтобы не перейти на крик, девушка заговорила сдавленно и тихо, тоном, совсем не похожим на столь привычный ей. - Не повредит моей репутации, так? Вы противоречите сам себе, Меркуцио. Если он видел нас один, значит он видел нас здесь, в доме моего дяди, а это, увы, портит мою репутацию гораздо сильнее. Ведь это я... - голос её сорвался, дыхание участилось, девушка судорожно сглотнула и продолжила, отгоняя тени вчерашних эмоций. - Целовала Вас. - эти два слова отчего-то дались Симоне с огромными усилиями. Такое признание, самой себе, своей совести, принципам, сильно встряхнуло её сознание. Я целовала его! Я! Как я могла? Я не была пьяна, чтобы обвинить во всём вино. Ах, неужели я? Это я поцеловала его первая...   - А если он заметил нас во дворце Князя... - у девушки вырвался истерический смешок. - Он точно был не один. - заключение было сказано совсем тихо, едва уловимо, тоном, которым обычно выносят приговор.
- Я знаю, что отличаюсь. - девушка наконец смогла найти в себе силы, фраза это, быть может, прозвучала через чур самовлюблённо, однако именно она опять вернула Симоне уверенность и невозмутимый вид. - Да, да, разумеется. Думаю, обстоятельства и без того сыграют нам на пользу. Вчера я проявила слабость, устроив Вам сцену по поводу мнения дяди о моей нужды в муже, но сегодня это уже не кажется мне столь ужасным. Напротив, замужество - это неизбежный этап в жизни любой девушки. - говорила Симона ужасно наигранно, ей так и хотелось устроить очередную истерику, броситься на шею, пожаловаться на несчастную долю, но проявлять слабость сейчас, опять, перед ЭТИМ человеком она просто не могла себе позволить. - Вы прямо как мой брат! - с отвращением выговорила Симона. - Обвиняете меня в эгоизме, но не видите его в себе! Если Вы заговорили о выгоде, поведайте мне, в чём же она заключается для Вас? Уверена, я не первая девушка, которую Вы целовали! Ваше поведение так и кричит - "МНЕ ПЛЕВАТЬ НА МОЮ РЕПУТАЦИЮ!" Так в чём же дело? - с язвинкой спросила девушка и отвернулась. - Я думала, Вы побудете с друзьями. Обещаю не попадаться Вам на глаза, чтобы не будоражить ваше воображение! - опять же самовлюблённо и с явной долей иронии.
Симона огляделась по сторонам, стараясь найти хоть один пион в зоне видимости - старания оказались напрасными. - Пройдёмте вглубь сада. - сладко протянула она.

0

8

- Видел он нас, не видел! Я постараюсь убедить его промолчать на этот счёт! Если он не держит на вас обиду…, Меркуцио на секунду замолчал, потому что видел ясно и чётко что на Симону Бенволио явно был немного зол, … то послушает, а если всё таки держит, то придумаю, что нибудь ещё!  И Вы думаете в темноте так было видно, кто кого именно поцеловал?, парень усмехнулся, -и кстати напоминать о событие не самый лучший способ вычеркнуть его из жизни! Сцена устроенная вчера действительно удивила парня. А я ещё думал про намёки! Но теперь всё было явно разложено по своим местам, кроме мыслей Меркуцио, которые расползались как тараканы. Даже не как тараканы а как рой всбесившихся ос, судя по непонятной боли внутри его. «Заноза» как он назвал эту боль ранее начала нарывать сильнее, хотя Меркуцио это переигрывал всё ещё нахальным взглядом! Он всё ещё надеялся что "нарыв" заживёт, но знать наверняка он не мог, такое было с ним впервые.
- Было бы досадно если за столько лет знакомства между нами не было ничего общего! Но о каком брате Вы ведёте речь?, заметил парень. В этот момент в голое что-то опять переклинило. Ему хотелось уйти и подумать, а так как думать над одной вещью он долго не умел, он просто бы быстро выкинул этот разговор, как и вчерашний вечер из своей рыжей головы. Но что-то мешало каждый раз, когда она говорила ему остаться. Ну что же тогда прогоните меня с возмущением!, эта мысль далась Меркуцио с тяжёлым сердцем, но другого выхода парень пока не видел.
- Вы не первая и поверьте мне не последняя! Забыть? Я забуду как забывал раньше, что же теперь, я Вас не знаю, Вы меня не знаете! В чём будет проблема? А затем Вы оттягиваете это забытье! Я бы поскорее выкинул из головы эту очередную глупость! Ведь это глупость, не так ли? Глупость которая ломает Вам жизнь! Ещё не понятно в чём дело?
На секунду лицо Меркуцио странно перекосило. Ему было досадно от всего сказанного, но так было бы легче для обоих. Если они расстанутся друзьями, то не факт что это безумие нахлынет новой волной. А так… так всё будет по-другому! Решение не самое умное но, по мнению парня самое правильное из тех, которые приходили ему на голову помимо этого.
- О каком же воображении идёт речь?, Меркуцио поднял бровь и проследил за взглядом девушки который явно не обнаружил ни одного пиона. Глубже он идти не стал ожидая реакции на сказанное.

0

9

Горько усмехнувшись, девушка безнадёжно покачала головой, понимая, что ради того, чтобы досадить сестре, Бенволио пойдёт на всё. - Он зол на меня. Утверждает, что я лезу не в свои дела, когда пытаюсь предостеречь его от ошибок. Он может развлекаться сколько угодно, но ведь что-то с ним теперь не так, он хочет не просто утех. Моё влияние на него не так велико как Ваше... Быть может у Вас получится его разубедить? - Симона с мольбой посмотрела на собеседника и устало вздохнула, но тут же приняла прежний вид, сообразив, что отошла от темы. - Бенволио обижен на меня и обязательно выболтает всё, желая позлить меня. - холодно произнесла она, поясняя к чему были её слова.
Двушка немного мечтательно посмотрела на Меркуцио и улыбнулась. - Ромео не эгоистичен, нет... - протянула она и кивнула, словно это могло в лишний раз подтвердить её слова. - Было бы досадно, если за столько лет знакомства единственным общим у вас оставался эгоизм. - с лукавым ехидством заметила Симона.
Следующая реплика парня почти вывела её из себя, чуть не заставила плакать. Он не может так поступить со мной! Я не какая-то там девица, не выделяющаяся из тех, кто был до и будет после! Он не может приравнивать меня к ним! Не имеет права! Нет, я не могу любить его, разве кто-нибудь может любить этого человека? Вся его жизнь - это лишь удовлетворение низменных потребностей. Ненавижу!
- Если Вам так хочется оскорбить меня, сделайте это более открыто! - выкрикнула Симона и сама удивилась тому, как прозвучала эта фраза.- Ведь именно это Вы и пытаетесь сделать! Не смейте равнять меня с этими уличными девками только потому, что они касались Ваших губ! - пылко и возмущённо добавила она, но тут же хитро улыбнулась. - Ответьте мне, Меркуцио. Я не первая,  не последняя и забыть меня для Вас весьма легко? Тогда почему же Вы видите совершенный выход лишь в том, чтобы избегать меня и не слышать обо мне? Ваши аргументы построены на противоречиях, посему, думаю, мне будет разумно решить, что Вы либо трус либо пытаетесь казаться тем, кем не являетесь. - найдя небольшую зацепку, девушка использовала её в полной мере, с замиранием внутри ожидая реакции парня. - Забыть не требует крайних мер и великих умений. - произнесла она в завершение.
- О больном воображении... - отвлечённо ответила Симона и направилась по тропинке вглубь сада, понимая, что в случае чего Меркуцио её догонит.

0

10

-Я постараюсь его убедить и надеюсь что меня он послушает!, Меркуцио взглянул на девушку, - Могу так же узнать что с ним не так! Но не обещаю .что расскажу Вам если он того не пожелает! Я не считаю  ни одного из нас эгоистом, хотя во многом другом мы похоже и так же во многом различны.
Видимо вместо того что бы прогнать его, Симона решила высказать всё мнение. Что на несколько секунд выбило парня из колеи.
- Я Вас ни с кем не сравнивал! Я лишь говорю, что, чтобы забыть, лично мне, не надо особых усилий, но всё таки в данном случае я считаю что лучше принять эти самые меры. Голос продолжал звучать как прежде. Всё давалось одновременно легко и трудно. Легко от того, что такой тон уже был обыденным для Меркуцио. Но трудно… Он не хотел обижать или оскорблять Симону. Но в тоже время он хотел показать, насколько она ему безразлична. Другого способа он пока не видел. Если только…
Она прошла дальше а он остался стоять. В какой то момент он дёрнулся он дёрнулся но сдержал себя! Забыть значит забыть! И если это так легко как она сказала, то проблем это не составит. Думаю вскоре что-то отвлечёт меня и в конце концов всё вернётся на круги своя и будет как до той треклятой встречи у фонтана. С этими мыслями Меркуцио развернулся и пошёл восвояси.

--> Река Адидже -- Мост Св. Петра

0

11

------> Гостиная
Эта идея созрела в голове Бена уже давно, но успела обрести более адекватную форму лишь несколько минут назад. По пути в сад парень даже не удосужился обернуться и проверить, идёт ли за ним его друг. Слишком много идей, вопросов, чувств занимало его сейчас. Он не был уверен, что правильно поступил в отношении Клари, наплевал на все последствия, не понимал, почему Ромео так упорно защищал его сестру, когда сам Бен видел в ней лишь препятствие к собственной самостоятельности. Как вернуть друга на свою сторону? Это, пожалуй, и было главной проблемой. И Бен решился. Заранее зная, что сейчас испытает примерно то, что испытывал Ромео на протяжении всех лет их дружбы. Для пущего эффекта юный Монтекки решил ещё и немного поактёрствовать.
Итак, едва переступив порог дома, Бен резко развернулся и почти безумными глазами воззрился на друга. О, Ромео, я не могу там оставаться больше ни секунды! Ни единой секунды! Бен заложил руки за спину и стал расхаживать перед парнем, крайне успешно играя смятение и испуг. Ромео! Что мне делать? Я… Ромео, я всё время о ней думаю! Такого никогда не было! Ромео, она завладела моими мыслями! Ромео, как этого избежать? Бен подскочил к парню и схватил его за ворот, попутно осознавая, что в его словах есть и доля правды. Нет, нет, нет… Я просто хочу привлечь его внимание, его сочувствие! Не более… Ох, Ромео, скажи! Ты ведь знаешь, что это такое... Это ведь не любовь? Последний вопрос вырвался сам по себе уже вне «актёрской игры».

Отредактировано Benvolio (2010-02-05 06:01:06)

0

12

----Гостиная.
Ромео находился в состоянии неприятного беспокойства. Он хотел бы верить в то, что Мерседес не придала значения словам его брата, но ничего не мог с собой поделать, видимо, потому, что слова Бенволио были так важны для него самого. Симона, которая несколько недель назад довольно жестоко его отвергла, вдоволь наигравшись с его чувствами, всё никак не выходила из головы. Безусловно, Ромео был тяжело ранен её поступком, но маленький уголёк его чувств всё никак не хотел догорать, вынуждая парня довольно странно относиться к своей кузине.
Полностью погружённый в свои мысли, юноша отпрыгнул назад и уставился на друга недоумевающим взглядом, когда Бенволио вдруг неожиданно повернулся к нему. Весь вид друга выражал муку, в какой то степени наигранную, но имеющую под собой вполне реальную опору. - Что это, опять бездарная шутка? - недовольно спросил он прислонившись к стене. Действительно, у него были основания так полагать, друзья прежде уже "шутили" над ним подобным образом. Ромео стоял и хмуро глядел на друга, но внезапно выражение его лица сменилось, губы растянулись в улыбке. - Ты что, влюбился? Бенволио! - парень осторожно убрал руки Бенволио, улыбка сменилась ухмылкой. - Не избегай! Просто пари! Ты влюблён, Бенволио, ты влюблён! - кружась по саду Ромео нараспев повторял одну и ту же фразу.

0

13

Чушь! - недовольно поморщился Бен. Я не влюблён! Да это просто немыслимо! Чтобы я влюбился?! Ха! Бенволио расхохотался с нотками истерики в голосе. Глупости всё. Что он говорит? зачем я вообще ему рассказал о ней? Идиот! Ох, глупая голова! Бенволио корил себя, за слишком большую болтливость при полном отсутствии мозгов. Как такое могло приключиться? Это невозможно! Ну конечно, она прихорошенькая и... Да, всё время о ней думаю, но это же не повод считать, что я влюбился! От актёрской игры не осталось и следа. Какое тут актёрство, если в медленно, но верно проклёвывается паника и новые, совсем неизведанные, а потому пугающие чувства. Это не более, чем увлечение. Как и всегда, наверное... Бен посмотрел настолько растеряно, что возможно мог бы вызвать жалость. Ну сам посуди, Ромео! Ты же знаешь меня столько лет. Как ты себе представляешь свои слова? Мою "любовь"? - промелькнула привычная усмешка. Разве я когда-нибудь смогу, подобно тебе, "воспарить в небеса"! Парень махнул рукой, тщетно скрывая какой-то глупый страх. Мысли и чувства смешались, образуя непонятный водоворот. Короче, глупости всё это! - твёрдо сказал Бен. Ромео, друг мой, я не влюблён и точка. Это ИС-КЛЮ-ЧЕ-НО!

0

14

Ромео остановился и с каким-то странным чувством, подмешанным в его улыбку, похожим на умиление посмотрел на друга. Прежде ему никогда не приходилось видеть Бенволио в таком состоянии, поэтому все отрицания товарища, заверяющие его в том, что Бенволио не влюблён, вызывали у парня только смех. Он внимательно следил за другом хитрым взглядом тёмных глаз, сложив руки на груди, улыбка не сходила с его лица, говоря только о том, что юноша не поверил ни единому слову. - Ты не чувствовал этого прежде, верно? Голова словно разрывается от мыслей о ней? Всё напоминает её? Ты влюблён, брат! Ты влюблён... - Ромео больше не кружился, но это не мешало ему говорить столь воодушевлённо. - Лучше поведай мне, что послужило причиной вашей с Симоной ссоры. Кларисса, да? - с добродушной улыбкой спросил парень, но тут же помрачнел, вспоминая другие подробности разговора во входном зале. - И о каком танце говорил Меркуцио? Что между ними было? Что ты видел? - Ромео старался изобразить простое любопытство, но актёром был некудишным, посему во всём его виде чётко прорисовывалось недовольство тем, что у Симоны и Меркуцио вообще есть что-то общее. Боже мой, ведь нет ничего странного или неприемлимого в том, что они танцевали, но оттого, что я слишком хорошо знаю Меркуцио, у меня закрадывается сомнение. Нет, Симона не из тех, кому можно вскружить голову.

0

15

Каждым своим словом Ромео будто диагноз ставил. Или же читал мысли. Всё были в точности так, как он говорил. Бенволио наконец смог убедить себя и искренне поверить в то, что все эти действия, мысли, чувства и слова вызваны не простым увлечением. Бен наконец перестал метаться и, опустив руки, уставился в одну точку. Да. Я влюбился. Должно быть, я выгляжу так глупо. Но что мне теперь делать? Признаться? Никогда. Постараться её забыть? Может спросить у него? - Бен с сомнением покосился на друга и слегка поморщился. Ну уж нет. Лучше об этом забыть. Никто не должен узнать. Абсолютно никто. Но мне придётся её игнорировать? Разве я смогу? Сердце предательски заныло только от одной такой мысли. А может лучше всё-таки признаться? Нет! Пусть всё идёт как идёт. Походу дела ясно будет. Успокоив себя этим сомнительным решением, Бен наконец услышал вопрос друга. Ссора с Симоной? Ну да. Всё началось с Клариссы. Я не знаю, что у них там случилось. Но ты сам мог заметить, как они друг к другу относятся. Бен ухмыльнулся. А я всего лишь навсего сказал, что она мила и приятна в общении! Так сестра на меня взъелась и приплела кучу ненужных подробностей! Столько оскорблений в сторону Клари... Ну я не стерпел тоже вспылил. А потом... Он посмотрел на друга с некоторым сомнением. Вчера на балу я видел Симону и Меркуцио. Они танцевали, да. Но ещё я видел, как они целовались. Я бы и не предал этому значения, ведь ты же знаешь нашего дорогого друга! Наверняка это был не более чем флирт. Но ссора с сестрой, да ещё и то, как она вела себя с утра, когда я заходил к ней в покои. Она вела себя так.... - Бенволио на секунду задумался, подыскивая фразу, - ну совсем как ты! Как будто влюбилась по уши. А я, разозлившись, накричал на неё, а потом в голове словно сошлась мозаика! Ну вообщем я не знаю, как ты отнесёшься ко всему этому. Но Меркуцио ясно дал понять, что хочет забыть об этой истории. Бен наконец замолк и перевёл дух.

0

16

Вы темните синьор, очень сильно темните! Корчите из себя циника и эгоиста, а потом говорите о том, что лучше будет принять такие меры. Вы лжёте! Я вижу, что небезразлична Вам, иначе бы Вы не старались избегать встреч со мной. Что же заставляет Вас поступать подобным образом? Впрочем, это не важно. Я обязана вычеркнуть воспоминания из своей головы, перекрыть воздух чувствам. Нет, что же я возомнила себе? Моя любовь... Ему наплевать на меня! Наплевать, как и на всех остальных. Что ж, тем лучше.
Симона тщательно вслушивалась в шаги за своей спиной, с первой секунды вычислив, что они отдаляются, но гордость не позволила ей не повернуться, не остановиться. Он уходит, убегает... Пусть!
Девушка вновь почувствовала то раздирающее на куски чувство, когда кажется, что к каждому кусочку души прикрепили железный крюк. В горле застрял комок рыданий, но она упорно и успешно сдерживала себя, прежде чем уйти в самую глубь сада, где не было ни души, тогда Симона бросилась к попавшейся на глаза скамье и упав на неё, разрыдалась. Так горько она не плакала никогда, с другой стороны - прежде ей никогда не было так же больно. Она была обижена: он просто ушёл, даже не дав девушке его отвергнуть, она была зла: не смотря на то, что было, он выглядел обезоруживающе самоуверенным, она боялась: парень мог не сдержать слово и вновь появится в её жизни, в этом случае Симона совсем не полагалась на свою сдержанность, она проклинала: всё было так просто в её жизни до вчерашнего вечера, она понимала: что бы между ними не случилось, что бы она не чувствовала, ей придётся выполнить долг, но она так и не могла с уверенностью заявить о том, что любила или не любила Меркуцио, а всё потому , что ей хотелось и того и другого.
Выплакавшись, Симона села на скамье и вытерла, ещё не успевшие высохнуть, слёзы. В голове её творился какой-то кавардак, сплошные противоречия с «хочу – не хочу», попытками оправдать себя и тут же осудить. Девушка обернулась и увидела большой куст, полностью увешанный бордовыми шарами соцветий пионов. Не всё так плохо, верно? Улыбнувшись, она сорвала один цветок и подскочив на ноги, направилась в сторону дома, немножко пританцовывая, надеясь таким образом чуть поднять себе настроение.
Не успев пройти несколько метров, Симона услышала знакомые голоса и спряталась за деревом, чтобы подслушать хотя бы часть этого странного разговора.
Бенволио с беспокойством рассказывал Ромео о возникших вдруг чувствах к Клариссе. Единственное, что может в ней привлечь - это доступность! Вульгарная уличная девка. Ромео же зря времени не терял и только больше убеждал друга в том, что его чувства ничто иное как влюблённость. Разговор был довольно однообразным до того момента, как Ромео спросил о ссоре и вчерашнем происшествии с Меркуцио, а Бенволио рассказал ему всё что знал.
Не совсем контролируя себя, Симона выскочила из своего укрытия и буквально налетела на Бенволио, оказавшись с ним почти вплотную. - Никогда не говори то, чего не знаешь! - процедила она, холодным взглядом заглядывая в его глаза. - Флирт - это искусство, которое вашему "дорогому другу" никогда не постичь. У него другая стратегия - прийти, бесцеремонно взять то, что ему нужно и уйти. Признаться, я весьма удивлена тем, что он всерьёз решил забыть об этой истории и не рассказал о своём "достижении" всей Вероне. Сломать меня - это надо, конечно, даже с большим талантом постараться! - постепенно повышая голос, к последней своей фразе девушка перешла на крик. - Вот ты, Ромео, говоришь, что любовь - это сила? Ложь! Любовь - это самая большая слабость из тех, какие только могут быть! Влюблена я в этого напыщенного шута, в этого "безумца", или нет - не важно. У меня есть долг, выполнению которого это чувство может хорошенько помешать. - девушку не спасал даже её ледяной взгляд, губа подрагивала, говоря о том, что Симона готова вот-вот расплакаться.
Ну всё, Меркуцио! Что бы ты не чувствовал, я сведу тебя с ума, а когда ты окажешься у моих ног, я просто уничтожу тебя, смешаю с грязью!
Она молча развернулась и сделав жест служанке, направилась прочь от дома, напоследок бросив за спину. - Он ушёл в сторону реки несколько минут назад.
---- Корсо Ковур

+1

17

Внезапное появление сестры застало парня врасплох. Бен на секунду растерялся, смешался, не зная, что ответить. Однако она сама себя подставила. Бенволио схватил девушку за локоть и, сузив глаза, обманчиво спокойно проговорил. – А ты считаешь, он взял всё, что хотел? Это глупо. Я бы на его месте подольше потрепал нервы такой эгоистке, как ты! Он убрал руку и отдвинулся от девушки. Обида червяком засела где-то в груди, упорно подтачивая душу. Бен всегда неплохо относился к Симоне. Как и в любых отношениях, будь то дружба, любовь, или ещё что-то, были небольшие разногласия, но лишь разногласия. В первый раз между ними возникла столь серьёзная ссора. Парень не хотел обижать её, не хотел делать больно, но слова вылетали, будто сами самой. Глупые, резкие, необдуманные. Бен поднял голову и снова посмотрел на девушку. Та едва сдерживала слёзы. Слёзы. Вот до чего он, да и не только он, довёл её своими словами. Бенволио уже открыл рот, чтобы как-то смягчить предыдущую резкость, но Симона уже уходила. Он ушёл в сторону реки несколько минут назад. Бенволио слегка пожал плечами. – Догонишь. Я хочу увидеть Меркуцио. Равнодушно бросил он Ромео и быстрым шагом направился в названном ранее направлении.
------> Река Адидже, Мост Святого Петра.

Отредактировано Benvolio (2010-02-10 11:27:57)

0

18

Руки Ромео непроизвольно сжались в кулаки, когда он узнал тот самый "секрет", создавший так много шуму во входном зале, его губы были плотно сжаты, а перед глазами словно возник дым, мешающий ему здраво смотреть на вещи. Бенволио так искусно подбирал слова, что каждое из них всё больше разжигало в нём ярость. Где-то в глубине подсознания писклявый голосочек разума твердил о том, что на всех юношу попросту не хватит и что ему пора бы оборвать эту странную привязанность к своей кузине, ведь сейчас у него есть Мерседес, его любовь, но, увы, Ромео явно был не в том состоянии, чтобы внимать этому голосу, скажем больше - он никогда не бывал в подобном состоянии, поэтому он опять, как это на него похоже, "думал" лишь сердцем.
Обида оттого, что друзья не поведали ему эту историю, была просто ничтожной по сравнению с той, которую он испытывал сейчас. Да как он мог? Я порву его в клочья, я убью его!.. Как много громких слов, в которых нету смысла. Ромео, Ромео... Я просто поговорю с ним, я скажу ему, я остерегу его. И если он ещё раз притронется к ней!..
Пытаясь мысленно выговориться, чтобы потом не сорваться на друга по-настоящему, Монтекки отступил назад, увидев Симону, налетевшую на брата. От речей её, юноша вновь вскипел, пальцы побелели от силы, с которой он их сжимал. Меркуцио, нам предстоит разговор. Ты ведь знал, знал как мне это "понравиться". Обида, злоба - они ни к чему, но разве я могу их сдержать?
Девушка договорив, ушла прочь, предварительно осведомив их куда направился Меркуцио. - Да, я тоже. - задумчиво ответил Ромео и спустя некоторое время направился в сторону реки.
Это было видно невооружённым глазом, но юноша не хотел признаваться ни другим ни себе, помимо ревности его задевало ещё и то, что ЕГО долгим ухаживаниям: цветам, стихам, прогулкам при луне, - она предпочла один единственный дерзкий поцелуй на балу, который просто свёл её с ума, в этом Ромео был уверен. И кто сказал, что девушки любят романтиков?..
----Мост Святого Петра

0

19

Леди Монтекки неспеша прогуливалась по саду. Остановившись у небольшого фонтанчика, она оглянулась - вокруг никого не было. Эти прогулки в саду занимали большую часть её свободного времени. Тёплый ветер трепетал черные волосы, окутывая женщину свежей струей воздуха. Её мысли были погружены в нечто прекрасное, это можно было понять по лёгкой улыбке, тронувшей губы Леди Монтекки. Она вдохнула аромат цветов и прикрыла глаза.
Разве можно сетовать на судьбу, которая дарит нам столь счастливое стечение событий? Капулетти... А что с них взять? Без них, конечно, жизнь была бы спокойнее и размереннее, но...
Вдруг Леди Монтекки почувствовала на себе чей-то взгляд и очнулась от тихой и прелестной дремоты. Она встряхнула головой, будто освобождаясь от наваждения, и увидела рядом с собою своего юного прелестного сына Ромео.

0

20

------Комната Меркуцио. Дворец Князя.
Ромео решил вернуться домой излюбленным путём - через сад. Он был почти уверен, что Бенволио, расстроенный его выходкой, направился на виллу, не найдя лучшего варианта куда податься. Юноша чувствовал незнакомую ранее лёгкость оттого, что их первая крупная ссора с Меркуцио была теперь позади. Такого никогда не повториться! Если и повториться, то в следующий раз я буду ругаться с друзьями из-за Капулетти. НИ-КО-ГДА!
Усмехнувшись своим мыслям и немного пофантазировав на эту тему, выдумав несколько причин, по которой такое может случиться, парень пробежал по аллее и остановился, расплывшись в улыбке, когда заметил свою мать.
- Bella синьора, это сладкий сон? - сладко пропел юноша, подлетев к ней, после чего закружил и обнял. - Как же я давно не видел Вас. - прошептал он и разомкнул объятия. - День прекрасен, правда? - слегка щурясь от солнца спросил Ромео.

0

21

Леди Монтекки довольно улыбнулась, когда Ромео заключил её в объятия. Ей показалось, что он был счастлив. Волнение матери о жизни любимого сына немного поубавилось от этой мысли.
- Как же я давно не видел тебя. - прошептал он и разомкнул объятия.
Действительно, ты молодой, резвый юноша, все своё время отдаешь друзьям и развлечениям, но разве я могу тебя за это укорять? Хорошо хоть временами вспоминаешь про мать. Сие естественно женщина вслух не произнесла, а лишь кивнула в ответ головой.
- Зато сейчас ты видишь свою мать счастливой от встречи с любимым сыном, - она немного вытянулась и заботливо поправила выбившуюся прядку волос Ромео. Какой же ты высокий вырос.
- Действительно, день чудесен! Чем занимался, родной? - Леди Монтекки вопросительно выгнула брови.

0

22

Ромео прочувствовал какие-то странные нотки грусти в тоне своей матери, на несколько секунд им овладело чувство вины от того, что он так мало уделял времени ей. Но разве он мог иначе? Друзья, гулянки, развлечения, влюблённости - вот в чём была его жизнь. Влюблённости... Уголки губ непроизвольно поползли вверх в мечтательной улыбке от одной только мысли о Мерседес, но подумав над тем, что будет, если родители узнают о том, в КОГО он влюбился, им это ой как не понравиться. - Поверьте мне, я не менее счастлив. - немного лукаво произнёс он, но тут же лучезарно улыбнулся так, что все сомнения в его искренности сразу же отпали. - Я охотнее отвечу Вам чем я буду заниматься сейчас. Поберегу Ваши нервы, умолчав о сегодняшних приключениях! - нервно улыбнулся юноша, надеясь скрыть подробности о драке с Меркуцио, встрече со странной незнакомкой в садах и прочих безумиях сегодняшнего дня. - А сейчас? Радуюсь! Воздух пропитан любовью! Сердце нашего Бенволио угодило в ручки одной красавицы...

0

23

- Я охотнее отвечу Вам чем я буду заниматься сейчас. Поберегу Ваши нервы, умолчав о сегодняшних приключениях! - нервно улыбнулся юноша.
- Шутник, - рассмеялась Леди Монтекки, - надеюсь, твои приключения не настолько опасны и их последствия не шокируют родителей?
Услышав о том, что воздух пропитан любовью, из уст своего сына, женщина чересчур ярко и явственно представила себе день, который должен был стать торжеством, венчанием её любимого Ромео с какой-нибудь юной очаровательницей из благородной семьи. Слёзы счастья застилали глаза Леди Монтекки. Она взглянула на своего сына и спросила:
- Когда же ты, подобно Бенволио, угодишь в плен красавицы и соизволишь обрадовать своих родителей решением о помолвке?

0

24

Ромео отвёл глаза в сторону и улыбнулся, задумываясь над тем, стоит ли посвящать мать хотя бы в некоторые события сегодняшнего дня. Приключения его отнюдь не были опасны, но родителей шокировали бы однозначно. Вернувшись взглядом к своей собеседнице, юноша тепло улыбнулся и покачал головой. - Нет, конечно нет! Опаснейшая из сегодняшних опасностей - я чуть было не потерял друга, однако, хвала небесам, нам удалось поговорить и всё разъяснить. - беззаботно ответил он, с какой-то долей иронии вспоминая о том, как набросился на друга. Надеюсь, он станет чувствовать себя лучше, но если Меркуцио таки не удержится и пойдёт искать приключений на свою рыжую голову, я его убью! Порой ведёт себя как маленький! Хорошо, все мы иногда бываем "маленькими", только вот Меркуцио при этом ещё и до ужаса упрям.
Услышав слова о помолвке, которые прежде слышал не раз, парень замялся, взгляд его забегал, ища какую-то поддержку в окружающих его цветах. - Я не говорил ничего о помолвке. Матушка, прошу Вас, не стоит начинать этот разговор! Я не могу просто так брать и жениться на каждой красавице, пленяющей моё сердце. Когда я полюблю по-настоящему, когда я пойму, что это она... - говорил он, держа мать за руки, а на последней фразе вновь отключился от реального мира, устремив взгляд в небо.

0

25

Сознание Ромео улетело куда-то в неведомые страны, оставив лишь его мечтательный взгляд, устремившийся в небо. Видимо, разговор, начатый матерью, произвёл на него впечатление, и имел скорый конец, так и не развив свою основную мысль. Леди Монтекки захотела вернуть сознание Ромео обратно и мысленно начала перебирать все возможные варианты. Вскоре она заговорила:
- Дорогой мой, мы накануне событий, исхода которых предвидеть нельзя - ты взрослеешь. Я убеждена, что не проходит и трёх недель, как ты меняешь своих возлюбленных, - Леди Монтекки вздохнула интересно, его отец был таким же влюбчивым?. Она чувствовала себя его вечной воспитательницей, но ничего не могла с этим поделать, так как забота о единственном ребёнке всегда волновала её больше всего остального.
Ромео слушал её со странной улыбкой, он как будто отсутствовал.
Тогда её губы коснулись его щеки, так она попыталась обратить на себя внимание.
- Милый, ты голоден? Может быть отправимся в трапезную?

0

26

Юноша вздрогнул, когда губы матери коснулись его щеки. Он действительно не заметил, как погрузился в свои мечтания, воспарил, окрылённый мыслями чистыми, как само небо. Ромео не раз грезил о своей единственной любви, и в эти моменты сердце его замирало, приятно сжимаясь. Люди разучились любить! Что есть любовь? Не привычка, не животная страсть, но что же? То, что вызывает трепет каждой частички души, то, без чего невозможно прожить. Если и умереть, то только во имя великой любви!
- Я так виноват, я не слушал Вас. - извиняющимся тоном произнёс парень, немного склонив голову. - Я не голоден, но я мог бы составить Вам компанию. - с улыбкой добавил он, чуть сильнее сжимая руки матери. Вдруг по взгляду Ромео стало понятно, что он вспомнил и теперь уже обдумал то, что частично пропустил мимо ушей несколько минут назад. - Вы ругаете меня за мои влюблённости? Отчего же всем вам они не дают покоя? Боюсь, что не три недели, а гораздо меньше. Обвиняйте! Порицайте в ветрености и легкомыслии! Когда-нибудь я полюблю, любовью, ради которой не жалко умереть! - с придыханием проговорил молодой человек.

0

27

Леди Монтекки с восторгом смотрела на сына. Его последний монолог заставил её на время забыть о трапезной.
- Что ты, дорогой, я не обвиняю тебя, - дождавшись, когда пламенная речь Ромео подошла к финалу, она покачала головой, а затем продолжила, - Я надеюсь, родителей ты любишь такой любовью, ради которой стоит жить?
Она знала пылкий характер своего единственного сына и старалась не попрекать его ни в чем. В отличии от отца, который растил Ромео с строгостью, Леди Монтекки, как могла, окружала его заботой и лаской. Он был её драгоценностью, которую она лелеяла с любовью и добротой.
Вдруг её тело содрогнулось от резкой боли в левой руке. Ночью она просыпалась от неё, но с восходом солнца боль забылась, и напомнила о себе теперь. Невольный крик хотел сорваться с розоватых губ, но не успел, он был вовремя повержен силой воли женщины. Она вновь посмотрела на сына, ожидая от него ответа.

0

28

Загнанный в угол её вопросом, юноша только усмехнувшись покачал головой, притягивая её за руки чуть ближе. Разве мог он ответить "нет"? Эгоизм никогда не был свойственен ему, а такое слово как "благодарность" отнюдь не являлось пустым звуком. Как можно не быть признательным человеку, отдавшему тебе всю свою жизнь, любившему тебя больше всего на свете? - Матушка, милая, я... Никогда не сделаю Вам больно. Никто, ничто не обидит Вас, не тронет, пока я рядом. Я буду рядом, обещаю. - серьёзно и твёрдо произнёс Ромео, оглядываясь в сторону дома. - Мне показалось, Вы подумывали подкрепиться? Что ж, идёмте в дом, здесь оставаться ни к чему. - с улыбкой заметил парень, предлагая матери свою руку. Прекрасный день! Чудесный день! Всё худшее позади... Сегодня наверняка будет прекрасный закат. Мерседес... Я обещал и выполню обещание. Прекрасный закат...

0

29

Слова Ромео улыбнули Леди Монтекки. Вдруг, услышав об обидах, она вспомнила о вражде с Капулетти. Можно пролить много крови, но в этой крови можно и самому погибнуть... И погубить своего первородного сына-наследника... Дай Бог, чтоб сие было не так. Во всяком случае, чтобы Ромео не испытал на себе этих ужасов. Она взяла сына за руку и направилась вместе с ним в трапезную, снова углубившись в свои мысли. Ромео был более мягок и не так жесток, как его отец, поэтому Леди Монтекки надеялась, что сын не будет вмешиваться в разборки с носителями так ненавистной их семье фамилии.
Женщина нарушила тишину вопросом:
- Сынок, будь со мной честен. Как ты относишься к Капулетти?

---- Трапезная

0

30

Солнце светило как-то особенно. Его ласковые лучи, казалось, проникали под кожу, оставляя там приятное тепло, доходящее до самого сердца. А может это как раз сердце было источником тепла? Ведь то сердце, в котором живёт любовь, не может молчать, не может не дарить что-то безвозвратно. Оно кричит и пылает, кричит о своей любви. Не трудно было догадаться, что Ромео, как и всегда это происходило, дай ему только повод, вновь улетел в облака. Все мысли его были лишь о ней одной, это бывало с ним довольно часто, только вот девушка на роль "одной" была всегда, или почти всегда, разная. Когда-нибудь я пойму, что полюбил. Полюбил навсегда. Предчувствие любви... Это произойдёт очень скоро, я верю. Пусть смеётся Меркуцио, он не понимает, он никогда не поймёт что такое "полёт души". Едва ли существует во всей Италии девушка, способная завладеть его сердцем, слишком он любит свободу. А Симона? Неееет. Конечно, противоположности притягиваются, но, боюсь, слишком много свернут они на своём пути друг к другу, слишком много разрушат. Да и разве смогут эти двое предпочесть любовь собственной гордости? Как странно устроен мир!
Юноша вздрогнул и расплылся в улыбке, возвращаясь на землю с вопросом матери. - Они наши враги, Вам ведь известно. - с улыбкой произнёс он слова, которые его отец столько раз пытался вколотить в голову Ромео, но тут же усмехнулся и покачал головой. - Они люди! Должен признать, некоторые из них довольно милы, но есть и те, кто противны мне до безобразия. Они такие же люди как и мы. - серьёзно ответил молодой человек, пропуская мать вперёд, приоткрывая ей дверь.
-----трапезная.

0