Vous êtes à Vérone, la belle Vérone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сад

Сообщений 61 страница 76 из 76

61

Придя хоть немного в себя и вернув себе прежнее равнодушие и спокойствие, Кларисса не сводила внимательного и дружелюбного, чему сама удивлялась, взгляда с девушки. Должна с сожалением признать, что он не брат своей сестры. И слава Богу! Иначе бы я и минуты с ним рядом не выдержала! Какие же они всё таки разные, и не скажешь что они брат и сестра ... Раньше она над этим и не задумывалась, а теперь эти отличия бросились в глаза и стали как будто ярче. Особенно когда в следующую секунду на лице Симоны снова оказалась "холодная светская маска". Не бывает счастье долгим. Как ни странно, но такая, то есть "холодная" она мне нравится больше. Интересно, а если бы она опустилась до меня, мы бы смогли стать подругами?Почему я всё это тебе рассказываю? Красавица усмехнулась и слегка дёрнула плечиками:
- Вам лучше знать ответ на этот вопрос, Симона, - с усмешкой, но без ехидства.
Я не успокоюсь. Я пойду на всё, чтобы достичь своей цели. Дружелюбие медленно сошло с лица, а улыбка на миг стала похоже на аскал. Подойдя чуть ближе, она медленно, без угрозы, но заглядывая горячим взглядом прямо в душу девушки.
- В этом мы с Вами весьма похожи, потому что я тоже не отдам его так просто. И я пойду на всё, - хитро прищурила серые глаза, - что бы завоевать его. Но сердце забилось птицей в клетке. А что если я и вправду гублю его? А как мне жить без него? Два вопроса, терзавшие и разрывавшие душу не хуже самого свирепого зверя, который назывался любовью, неравной любовью. А если надо будет, то отпущу или прогоню. Нет, не отпущу! Никогда не отпущу и не позволю уйти, но ... ! Заметив реакцию на отказ от подарка, Кларисса невольно поёжилаь, но вида не подала. Он не ценный. Тогда какой мне от него прок? Улыбка пробежала по губам и скрылась, словно унесённая ветром. Это подарок. Ты ведь не откажешь мне? От её прикосновения красавице захотелось мгновенно отступить. Ей настолько казался реальным "ледяной образ", что она ожидала обжигающего холода, а почувствовала тепло руки. Как странно. А я думала она сотворена из льда ... Замешкавшись на пару секунд, Клари обмерла, а затем снова взглянула на Симону, отвечая как можно увереннее и спокойнее:
- От подарков не принято отказываться, но смею ответить, что особого трепета к нему испытывать я не буду. Это не подарок кавалера, да и кольцо как Вы сами сказали не столь ценное. Носить его я тоже не смогу, так как оно совсем не подходит мне по статусу и никак не будет вязываться с моим простым и далеко не невинным образом. Я возьму его и благодарю Вас. Сомкнула пальцы и сжала кольцо в кулачке.
- Я пришла сюда за ответом, а получила лишь больше вопросов, - тихо, как будто самой себе, на миг отрешевшись от мира и забыв про Симону.

0

62

Симона картинно закатила глаза. Во всём её виде, словно вспышка, проявилась наигранность. - Жалкое, неразумное существо. Неужели ТЫ не слышишь, что я говорю тебе? Я прошу тебя оставить его, а ты заявляешь, что намерена всеми силами завоевывать его. Похоже, ты не видишь реальный облик этой проблемы. ВЫ НИКОГДА, НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, НИ ЗА ЧТО НЕ СМОЖЕТЕ БЫТЬ ВМЕСТЕ!!! - пришлось повысить голос в надежде донести до Клариссы смысл своих слов. Ей было весьма обидно от того, что собеседница словно бы прослушала мимо ушей её слова. Но нет, она поддакивала и соглашалась, даже изливала душу. Почему же она ведёт себя так, будто не слышала вовсе? Она что, совсем дура? - с раздражением подумала Монтекки, откидывая розу на скамью и складывая руки на груди. - Если надо будет? Надо будет кому? Труды по завоеванию моего брата в конечном итоге окажутся просто бессмысленными. Так или иначе, ты всё равно претерпишь поражение. Вопрос лишь в том, хватит ли тебе смелости раздробить на мелкие осколки его сердце. О какой любви тогда идёт речь? Твои слова пустые, они - самая скверная ложь, что я когда-либо видела. Какая любовь? Да что ты знаешь о любви? Ты губишь его! - разговор обещал продолжаться на повышенных тонах. Сейчас не было привычного сдержанного льда, это была самая настоящая снежная буря, намеревавшаяся не оставить от Клариссы и мокрого места. На глазах Симоны выступили слёзы, девушка тотчас развернулась на сто восемьдесят градусов, переводя дух. - Ты не поняла. Кольцо не ценно для меня. Оно едва ли ценнее обычной пуговицы по мере моей привязанности к нему. - холодно заговорила Монтекки, но воспоминание о пуговице, не простой пуговице, а пуговице с ЕГО одежды, заставила её улыбнуться. Разумеется, Кларисса не увидела этой улыбки. - Ты можешь продать его и купить себе платье получше, если уж собралась... Ах, неважно. - вовремя одёрнула себя девушка от язвительного тона. - Я полагала, девушкам вроде тебя нравятся всевозможные блестящие штучки. Нет ничего зазорного, если ты наденешь его. - равнодушно процедила Симона, вздыхая, прикрыв глаза. - Я могла бы ответить на часть из них. - усмехнувшись, ответила она, уловив тихое заявление Клари, которое к ней обращено не было. - Собирается дождь. Гроза, судя по всему. Может пройдём внутрь? Меня бросает в дрожь от одной мысли, что я могу простыть в столь неподходящее время. Плюс ко всему, придётся переодеваться. - переодеваться Симона, конечно, любила, но быть прикованной к постели скверным самочувствием сейчас она хотела меньше всего. Ей больше всего не нравилась суета вокруг своей персоны в том случае, если суета была обусловлена её слабым здоровьем. Ещё с детства Симона отличалась особой болезненностью. Она была бледна и на щечках не было румянца, как у прочих детей. Лишь изредка их затрагивало розовое с лилово-синюшним отливом его подобие. Обмороки... О, это отдельная тема для разговора. Они были у Симоны с раннего детства. Поначалу они сильно раздражали её, но позже девушка научилась использовать их в своих целях. Она умело притворялась, если нужно было привлечь к себе внимание. Между тем, порой они бывали в самые неподходящие моменты. Например сейчас. Ноги Симоны подкосились и она упала без чувств.

0

63

Жалкое, неразумное существо. Казалось что девушка в одну секунду вспыхнула огнём, поглощающим всё на своём пути.
- О, вот теперь я узнаю прежнюю Симону. А то мне даже как-то не по себе стало в таком необычном обществе. Резко подошла чуть ближе, смотря прямо в её ледяные глаза. Не тебе решать с кем ему быть. Мне кажется, что это он в состояни решить сам, он уже не маленький мальчик. Возомнила себя Богом? Королевой? Так вот. Ты простая избалованная, хладнокровная эгоистка. И ты думаешь ни о нём, а лишь о том, что его связи пмогут повредить твоей блестящей репутации!, - проговорила сквозь зубы, ругая себя за этот выплеск всего, что накипело. Поклявшись себе не сорваться, Кларисса с головой полетела в омут злости и призрения. А злилась лишь от того, что слова девушки были абсолютно правдивы. ,о одно дело когда ты говоришь себе это в тишине и совсем другое дело, когда эти слова говорит человек, которого ты ненавидишь.
  Какая любовь? Да что ты знаешь о любви? Ты губишь его! Кларисса отвернулась, зажав уши руками. Хватит, хватит! Не желаю больше слушать твои слова. Можно подумать твоё сердце способно любить? Не может любить то, чего нет! Через пару секунд почти не живым голосом продолжила:
- Думаешь я сама этого не понимаю?! Взмахнула руками, кулачком ударив по дереву и облокотившись об него спиной. Дальнейшие её разглогольствования по поводу подарка рыжая бестия пропустила мимо ушей, пытаясь унять дикую головную боль. Смятение, паника, обида и злость .. Целый букет чувств раздирал девушку на мелкие части. Сознанте твердило "Права, она права", а сердце "Люблю и не отпущу".
Услышав про погоду, Кларисса невольно подняла туманный взор на небо и кивнула, соглашаясь с собеседницей.
- Как пожелаете, Симона, - девушка обернулась к Монтекки и заметила, что собеседница сначала резко побледнела, а затем и вовсе лишилась чувств. Подбежав к ней, и садясь на траву рядом, красавица взяла её за руку и чуть приподняла голову, положив её к себе на колени.
-Симона, Симона .. Вы меня слышите?, - склонилась над ней, убирая её растрепавшиеся волосы и внимательно вглядываясь в лицо. Кто-нибудь ... Синьорине Симоне стало плохо, - закричала на весь сад, пытаясь дозваться хоть до кого-то. Не зная причину этого обморока, Кларисса начала корить себя.

0

64

За несколько минут до того, как упасть в обморок, Симона готова была превратить эту выскочку, что стояла перед ней, в горстку пыли. Ей Богу, девушке хотелось закрепить урок, данный сегодня Меркуцио. Одёргивала она себя лишь тем, что тогда мнение Клариссы о ней резко изменится как и мнение всей Вероны, в этом она была уверена и не хотела этого. Первым делом девушку шокировал столь быстрый переход на "ты", но на этом "сюрпризы" не заканчивались. - Да как ты смеешь?! - воскликнула она, силясь, чтобы не занести руку для пощечины. Кларисса явно превышала свои полномочия. - Он мой брат! Ты никто, чтобы судить о моей любви к нему, тем более зная, что я забочусь о нём. Моя репутация? Это было бы существенно, не выходи я замуж через несколько дней. Его репутация не пострадает, как и репутация семьи. Мой дядя не допустит этого, вправит ему мозги. Меня гораздо больше заботят его чувства на этот раз. Ты всё портишь. Ты лишний эпизод в его жизни. Просто уйди, если ты хоть что-то к нему чувствуешь. Уйди или я сама позабочусь об этом. - о, сейчас она была готова на что угодно. Убийство? Возможно, но не собственными руками, конечно же. Чего ей стоит заплатить денег и убрать эту помеху? Кто её осудит? Да кто вообще узнает? В Вероне каждый день умирали люди. Кто заметить столь незначительную смерть?  Подожду ещё немного. Пока всё не так ужасно. И... Мне вновь нужно мириться с братом. Боюсь, что на этот раз с обоими братьями. Что до Клариссы... Дура! Как она не понимает? Зачем она делает это? - Если тебя прельщает борьба с ветряными мельницами, я не стану мешать. - вдруг решила она. - Отныне мне наплевать на вас обоих. - шёпотом добавила Симона, вновь погрузившись в свои мысли.
Девушка лежала без чувств на одной из тропинок в саду. Благо, она не стукнулась головой о камни, иначе могли бы возникнуть серьёзные проблемы. Перед глазами её мелькали яркие, но невнятные картинки. Было необычайно легко до тех пор, пока Симона отчётливо не услышала голос Клариссы, зовущей на помощь. - Умолкни, прошу тебя. Не нужно поднимать весь дом. - прошептала она, ещё не открывая глаз. Открыв их, она поняла, что всё-таки неплохо ударилось. Перед глазами летали золотистые пылинки, похожие на мелкие искорки. Девушка попыталась приподняться. - Со мной всё в порядке. - довольно резко сказала Симона, но сил подняться ей не хватило и она вновь откинулась назад. - Такое случается. Иногда. Должно быть, из-за погоды. - девушка опять обмякла, тяжело дыша.

0

65

Держа Симону за руку, Кларисса внимательно всматривалась в бледное лицо девушки пытаясь уловить хоть какие-то изминения. Это я, снова я во всём виновата. Неужели так трудно держать свой язык за зубами, а? Коря себя, красавица сморщилась и чуть прикусила губу, а затем с облегчением выдохнула услышав голос Симоны.
Умолкни, прошу тебя. Не нужно поднимать весь дом. Приподнимая её и не отпуская руку, девушка кивнула головой и ответила:
- Хорошо, как скажешь. Просто я испугалась за тебя и ... думаю, что Бенволио был бы не в восторге от того, что я довела его сестру до обморока. Хорош день, просто замечательное продолжение превосходного утра. Убрав с лица кудряшки и спрятав их за ушко, Кларисса по-прежнему следила за состоянием девушки.
Со мной всё в порядке. Ну конечно, так я тебе и поверила. Эти мысли готовы были уже сорваться с губ обретая звук, но разум тут же явственно представил последствия этого проступка. С долей усмешки она наблюдала за тем как сильная, властная и гордая Симона ни в состоянии даже подняться с земли без постороней помощи, но тем не менее губы даже не дрогнули в подобии улыбки.
Такое случается. Иногда. Должно быть, из-за погоды. Вежливая и немного обеспокоенная улыбка проскользнули по тонко очерченным губам, а вид был уже не такой напуганный. Немного успокоившись и убедившись, что ей лучше, Клари отпустила руку Симоны и помогла девушке опереться спиной о дерево. Ты такой же человек как и остальные. Ты тоже чувствуешь и у тебя тоже есть свои слабости ... Сказал бы ей кто, что она будет сидеть в саду подле своей "соперницы", она бы рассмеялась в лицо этому человеку и назвала бы его как минимум "дураком".
- Очень на это надеюсь. Иначе если причина более серьёзна, то тебе .. Вам .. лучше пойти прилечь и отдохнуть, и желательно позвать лекаря что бы убедиться в несерьёзности опасности. Затем набрав в грудь побольше воздуха, девушка ответила негромко, но уверенно и глядя Симоне прямо в глаза.
- Я понимаю, что нам с Бенволио не быть вмсте. Мы разные как небо и земля. Ты можешь ненавидеть меня и относиться ко мне как к пустому месту, хотя тогда и к ... Вам я буду питать чувства далёкие от симпатии, но только не отворачивайтесь от него. Он ни в чём не виноват .. Ведь это я первая обратила на него внимание и завлекла его тоже я. Вы беспокоетесь за него и это вполне нормально, но мне он тоже не безразличен. Я обещаю, что я поговорю с ним ...  Прошу лишь время и хоть каплю понимания, Симона. Серые глаза смотрели без страха и чувства вины, а голос не дрогнул ни на едином слове. Она права, но и я так просто его не отдам.

0

66

Девушка холодно взглянула на Клариссу. На её лице было прорисовано недовольство. Симона вновь попыталась подняться, но и на этот раз у неё ничего не получилось. Разозлившись на себя, на свою беспомощность и на весь мир в общем, она обратилась к собеседнице. - Не ты довела меня до обморока! - резко отрезала Монтекки, отворачиваясь от неё. Можно подумать, если бы Симона действительно упала в обморок из-за этой рыжеволосой девушки, то признала бы это. Ха! К счастью, это было не так, поэтому скрывать ничего не пришлось, оставаясь и в своих глазах гордой, сильной и независимой. Она испугалась за меня? Не верю, не верю ни единому её слову. Почувствовав опору в виде дерева, девушка осторожно и медленно, придерживаясь за него, поднялась и прикрыла глаза, стараясь отдышаться и не свалиться на землю вновь. Вспомнив о Меркуцио, Симона улыбнулась, нащупав пуговицу и сжав её в руке. Однако, следующая тирада Клариссы заставила её опомниться, открыть глаза, отступить от дерева и вновь приобрести надменный, гордый, величественный вид. "Держи голову всегда поднятой." - вспомнились ей слова матери. - Я сама буду решать, что мне делать. Мои обмороки меня ничуть не пугают и они так же неизлечимы, как старческая мигрень. В твоих советах, Кларисса, я нуждаюсь меньше всего. - Симона опять отвернулась, отступая на несколько шагов. - У меня появилось желание махнуть на всё рукой. - с безразличием произнесла девушка. - Пусть делает, что хочет. Я пыталась его уберечь, но ему, похоже, всё равно. Я буду только рада если это окажется недельным романчиком. Если же нет, дядя найдёт ему невесту, как только узнает о тебе. Это будет уроком ему и он ещё раз убедиться в том, что его сестра всегда остаётся права, что бы не случилось. - самодовольно произнесла она, хмыкнув и покачав головой.  - Ты ведь знаешь, что всё равно проиграешь, Кларисса, сколько бы сил не ушло у тебя на эту борьбу. И... Я не ненавижу тебя, однако это не даёт тебе права забывать, с кем ты имеешь дело. Тебе следовало бы обращаться ко мне как подобает.

0

67

Как ни странно холодный взгляд, надменный вид уже не так пугающе и угнетающе действовали на девушку. Может потому что теперь она видела её слабой и эта "ледяная статуя" не казалась теперь такой уж всемогущей и властной. Да и такой Симона ей нравилась чуть больше и привычное задорство и злость по отношению к этой особе завладели сознанием и волей девушки. Оставаясь сидеть на земле и наблюдя за попытками Симоны встать, Кларисса задумалась о том как девушка пришла к такому образу и таким идеалам. Воспитание и общество сделали конечно своё дело, но что-то своё и сокровенное всё-таки есть в её душе. Сочувствие, милосердие .. жалость, детские и наивные мечты ... Ни монстр же она в конце концов хоть быть таковой у неё получается неплохо.
Не ты довела меня до обморока! Кларисса усмехнулась и наигранно вежливым тоном ответила:
- И я этому несказанно рада, Симона. Чуть дёрнула головой, как будто кидая ей бессловесный вызов и показывая что не испытывает по отношению к ней ни капли жалости или тем более сочувствия.
В твоих советах, Кларисса, я нуждаюсь меньше всего. Медленно и немного театрально поднявшись с земли, красавица отряхнула платье и заправила кудряшку за ушко зацепив заколкой.
- Могу Вам ответить аналогично. Ваши советы для меня ровным сяётом ничего не значат и решать я всё-таки
намерена сама.
Сделав навстречу к Симоне пару шагов, она продолжила немного ехидно, но всё-таки вежливо и без надрыва в голосе. Моя жизнь Вас не касается, а тем более .. личная. Бенволио взрослый мальчик и понимает последствия своих действий, а я не собираюсь губить его жизнь. Если он откажется от меня, мне конечно будет больно, но бежать за ним я не буду. Могу Вас обрадовать что сегодня я уже было отказалась от Бенволио, но он решил всё таки не отпускать меня. Я ушла, а он .. вернул меня. Точнее поцеловал и так ... страсно. Кларисса закатила глаза изображая неимоверное блаженство и затем рсекрестила руки на груди, изящно вертя пальчиками. Так что ... Если ему найдут невесту, то пожалуйста. Я готова быть и любовницей, пока конечно и я не встану под венец. Тогда уже обет данный перед Богом не позволит мне, да и воспитание. Покрно склонила голову, пытаясь не отрывать от Симоны внимательного взгляда.
Ты ведь знаешь, что всё равно проиграешь, Кларисса, сколько бы сил не ушло у тебя на эту борьбу. И... Я не ненавижу тебя, однако это не даёт тебе права забывать, с кем ты имеешь дело.
- О, простите. Я забыла что я говорю с великой и неповторимой Симоной. Изобразила испуг и восхищение, но вот буквально через пару секунд оно сменилось ехидным и немного издевательским выражением лица.
- Я прекрасно помню с кем я говорю и знаю своё место. Только вот есть одна проблема ... я тоже тебя ненавижу и твоё общество мне противно. Думаю что на этом нам стоит закончить наш разговор. Отступила от неё на пару шагов, а затем обернулась.
- И кстати, ты сказала, что я не выиграю, только вот что ты имела ввиду говорю о победе. Ты хочешь унизить меня? Не получится, от тебя я уже всё что можно было плохого уже услышала и стерпела. Увести от меня Бенволио? Думаю что это у тебя тоже навряд ли получится. Или ты имеешь ввиду то, что он может всерьёз влюбиться в меня и тогда это будет уже моя победа? Ну так это уже его решение и его чувства над которыми я полной власти не имею и ты, кстати, тоже. Так что конкретно ты имела ввиду? Чуть склонила голову и прищурила глаза.

0

68

Наверняка вам, как и мне, окружающие часто говорили о том, что причиной всех своих проблем, всех ситуаций, так или иначе задевших вас, нужно считать только себя. Я всегда соглашалась с этим, бывали даже случаи, когда я твердила это своим знакомым и всё выглядело прекрасно. "Относись к другим так, как хочешь, чтобы другие относились к тебе" - слышим мы с самого детства. Напетые тысячу раз истины, казалось бы, уже невозможно переиначить. Но как объяснить то, что сейчас происходило между этими двумя девушками? У Симоны было прекрасное настроение, когда она пришла в сад и даже когда здесь появилась Кларисса, оно оставалось неизменным. Мысли её заняты были совершенно другим: сегодняшней встречей, грядущей помолвкой, цветами, пуговицей в кармане, свадебным платьем - всем, чем угодно, только не отношениями Клариссы и Бенволио. Что ж, её гостья настояла на том, чтобы обсудить это и Симона пошла у неё на поводу, не видя в этом ничего дурного. Ей хотелось поскорее договорить с девушкой и продолжить грезить, но Кларисса не унималась. Тогда Монтекки решила плюнуть на это дело и заявить, что ей всё равно, чем всё кончится, потому что кончится всё расставанием. Всё, казалось бы, шло к завершению, как вдруг эта бестия произнесла тираду, приведшую нашу королеву в ярость со скоростью света. Вы можете говорить всё, что угодно, но так просто Симона не могла этого оставить, она просто не могла промолчать, когда её всячески полила грязью девица из тех, о которых она не то, чтобы ноги вытирает, а просто не учитывает их жалкое существование. Люди, не имеющие веса в этом мире, маленькие люди, которые всего лишь часть большого муравейника, в котором обязательно найдуться люди другого сорта, один человек, на милион ничтожных, которым эти "маленькие люди" обязаны потакать и прислуживать. Сейчас девушка видела явный бунт на корабле и твёрдо решила его подавить немедленно. - Я же хочу напомнить, что ты ничего не решаешь. И имей вежливость, нахалка, я тебе не подружка какая-то. - она с презрением посмотрела на девушку и тут же резко отвернулась, не желая её видеть. Продолжила Симона будничным и ничего не предвещающим тоном, но была в нём тонна желчи. - Бенволио прост и глуп, как и все мужчины. Мужчины, как бабочки или сороки, любят всё яркое и блестящее, но для того, чтобы понять, что в том или ином случае внутри красивой обёртки пусто, ума у них не хватает. - пожав плечами, девушка самодовольно улыбнулась от мысли о том, что в ней помимо привлекательной внешности есть весьма интересная "начинка". - Про поцелуй я знаю. Должно быть, уже весь дворец знает, что ты влюблена в него, включая нашего Князя. Было в его тоне столько язвительности и насмешки... - Монтекки серьёзно призадумалась и ухмыльнулась, вспомнив лицо Бенволио. - Нет, в нём точно нет и капли серьёзного отношения к тебе. Ты ведь прекрасно знаешь, что стоит дать мужчине понять, что он тебе небезразличен, как он перестаёт добиваться тебя и вскоре ты ему наскучиваешь. Мне жаль тебя, дурочка. Он просто посмеялся над тобой. - её голос, её тон резал, словно нож. - Я знаю, что рано или поздно ты будешь его подстилкой. Это ведь так очевидно, а потом он просто найдёт помоложе. - пожав плечами объяснила Симона и повернулась, взглянув Клариссе прямо в глаза. - Я велела тебе не появляться впредь в этом доме. В следующий раз я накажу вышвырнуть тебя отсюда как дворовую шавку. - она сделала пару шагов вперёд. - То, что если он не бросит тебя и свадьба не остановит вас обоих, то твоя жизнь, а вернее - твоя смерть, будет стоить мне жалкий грошь. Быть может, если я буду в хорошем расположении духа, то всего лишь распоряжусь, чтобы тебя выслали из Вероны. - снежная королева хмыкнула. Всё казалось ей донельзя простым, ведь она была без пяти минут женой будущего правителя Вероны.

0

69

Ох как руки то чесались оставить на память о себе хотя бы парочку царапин, но .. увы, в данном случае показ силы как ни странно являлся знаком слабости и можно сказать даже отчаяния.
Я же хочу напомнить, что ты ничего не решаешь. И имей вежливость, нахалка, я тебе не подружка какая-то.
Насмешливое выражение на лице девушки говорило о её явно противоположном мнении.
- Ошибаешься. Я сама решаю что мне делать и как поступать и в Ваших указаниях на этот счёт я вовсе не нуждаюсь! Выплюнула слова словно что-то ядовитооте и материальное. Моя жизнь, мои ошибки, и мне за них отвечать. Пальцы крепко стиснули ткань платья, так как на коже могли остаться не хилые царапины от ногтей. Злость заполняла разум и душу девушки словно тучи затягивают ясное небо. Контроль был на пределе и разум отчаянно вопил о своей срочной ликвидации.
Бенволио прост и глуп, как и все мужчины. Мужчины, как бабочки или сороки, любят всё яркое и блестящее, но для того, чтобы понять, что в том или ином случае внутри красивой обёртки пусто, ума у них не хватает. Усмехнулась в голос и всплеснула руками, говоря шутливо и с явным подтекстом:
- Смотря чо Вы имеете ввиду говоря о "начинке". Если Вы говорите о лицемерии, жестокости и надменности, то этим Вы можете похвастаться с лихвой, а ежели Вы говоите о понимании, чуткости, мягкоскрдечии, то в этом случае даже обёртка не спасёт. Итак видно что ничего нет и никогда не было! Поддалась вперёд и смерила её брезгливым взглядом. А вот последующие слова о "подстилке", "игрушке на ночь" больно задели и растревожили и без того кровоточащую рану. Отступив от Симоны, Клариса смотрела на неё какое-то время мутным и непонимающим взглядом, но затем совладала с собой и вскинула голову показывая тчо силы ещё остались. А вот от слов об изгнании из Вероны и изгнании из дома, Кларисса не удержалась и рассмеялась, крутанувшись на месте. Конечно испугалась она не на шутку, вспомнив чьей женой вскорости предстоит стать Симоне, но виду не показала. Лишь замеревшая улыбка могла выдать эту секундную панику, но Клариса ловко замаскировала её, изобразив якобы удивление.
-Попробуй .. те! Ведь Вы же чато выкидываеье вещи из дома, а люди для Вас ничем не отличаются от редметов вашего обихода. С нетерпением буду ждать ссылки. Конечно Вы имеете право не пустить меня на порог, да и сама я больше и близко не подойду в Вашему дому, но вот прогнать меня из Вероны Вы пока не властны. Прищурившись, Клариса игриво и задиристо улыбнулась, задев юбку и прищёлкнув пальцами. Затем взгялнула на небо и снова посмотрела на собеседницу.
- И пожалуй Вы правы насчёт погоды, а так как под своды Вашего дома мне теперь ступать нельзя, а промокать не хочется, то думаю, что мне чтоит откланяться и пойти домой, пока он у меня есть. Приподняла одну бровь и чуть склонила голову. Затем повернулась и направилась к выходу. Конечно промкнуть не проблема, прогулки под дождём она даже любила, а вот .. Страх, страх что Сиомна права и она просто подстилка, вещь, игрушка .. но его глаза не врали, голос .. Хотя, он испугался чего-то .. или я просто ему надоела, но почему тогда он не наплевал на меня и не ушёл? Нет, Симона не права и в его чувствах ... по крайней мере в истиной симпатиии я точно уверена. Думая об этом, Кларисса подошла к воротам сада и вышла за пределы этого мерзкого, теперь ещё и недоступного, дома. Топнув со злости ножкой и негромко вскрикнув, девушка направилась домой.

------> Дом Клариссы Маджоре.

Отредактировано Кларисса (2010-09-03 18:26:31)

0

70

Симона улыбнулась, сознавая ничтожность своей собеседницы. Это тешило её самолюбие. Лишь одна фраза с целью доказать, что Кларисса сама решает, что ей делать, едва не вызвала смех. - Меня не интересует твой мелкий мир. Для меня важны лишь моя семья и мой брат, наша безупречная репутация. Дело лишь в том, что, какие бы решения ты ни принимала, как бы ни вертелась, это в сущности совсем не повлияет на конечный итог. - холодно, но с напускной мягкостью произнесла наша красотка, изящным жестом убрав прядь выбившихся из причёски волос за ухо. Она устало вздохнула и озлобленно взглянула на девушку. Если ты сейчас не уйдёшь, я выставлю. Надоела! Словно дворовая шавка всё тявкает и тявкает, не понимая, с кем связалась. А я с лёгкостью лишу её мяса или убью, обвинив в бешенстве. Как же она мне надоела? Какие всё-таки странные бывают мужчины. Бенволио например. Да, она привлекательна, но это совсем не повод сходить с ума. Пусть я и сознаю, что отчасти сама виновата в его привязанности. Но ведь не настолько? Мужчины как дети и я не устану это повторять. Что им запрети, то они сделают непременно. - Я говорю о тонком уме и образованности в первую очередь. - отрезала Монтекки, рассматривая кольца на своих тонких мальчиках и самодовольно улыбнулась, выглядя в этот миг премило - Симона поняла, что её слова задели Клариссу, слова, на которые она делала акцент и не прогадала. На смех же она удивлённо вскинула брови, замечая в сопернице страх. Её забавляла такая реакция. Вообще, Монтекки понимала, что повлиять на Меркуцио в таком вопросе будет довольно сложно. Но ведь можно же будет сделать всё без его ведома? В крайнем случае можно было заказать убийство - её бы точно никто не заподозрил, но это были крайние меры и к ним Снежная Королева прибегать пока не собиралась. - Скоро и это станет для меня возможным. - она чуть склонила голову, хищно улыбнувшись. Я убью тебя, если ты посмеешь упорствовать. Собственными руками! Она покачала головой, осознавая, что никогда не сможет сделать этого сама. Конечно, нет. Я боюсь крови и... Я не буду этого делать. - Прощай. Надеюсь, что больше я тебя не увижу. - фыркнув, ответила девушка и даже не удосужившись обернуться, присела в реверансе и направилась в сторону дому. Когда грянул гром и полил дождь, пришлось ускорит шаг.
----Входной зал.

0

71

--------> Кабинет графа

   Валенсия достаточно быстрым шагом шла по извилистой тропинке среди благоухающих цветов и прекрасных кустов, чарующих своей свежестью и естественной красотой. Женщина довольна часто любила гулять по саду и получала от этих прогулоук неимоверное удовольствие и чувства успокоения, но сейчас всё это великолепие вовсе её не волновало и не вызыло тех эмоций, которые Валенсия обычно испытывала любуясь ими. В данном случае она попросту не обращала на них внимание, будучи полностью поглощённой своими мыслями и заботами.
Он не дал разрешения .. я не сказала всей правды ... Я не смогла .. Боже, на что я нас обрекла ... Дался же меу эт Эмилио! Боже, помоги нам .. Безмолвно читая молитву, она невысоко подняла голову, мельком взглянув на небо, как будто желая узреть лик святого, но увидев лишь пасмерное небо, приняла это ещё и как дурной знак. Поначалу и не заметив дождь, она вышла как и была в платье, даже не накинув ничего на плечи и голову. Капли дождя неприятно холодили кожу и женщина специально пыталась идти под сенью высоких кустов дабы не промкнуть.
  Ища взгляждом племяницу, она нервно сжимала ткань широкого рукава, до боли сжимая руки в кулачки и оставляя на ладони следы от ногтей. Сейчас была поставлена на карту не только честь девушки, но и честь, положение и слава семьи. А ещё больше женщину пугала реакция мужа, которая незамедлительно последует после того, ка кон узнает правду и то, что она эту правду ещё и посмела скрыть от него. Оставновивишись, Валенсия в очередной раз огляделасьи негромко проговорила:
- Ну где же она?, - сложив руки в замок, она встала под сенью дерева и прикрыла глаза, моля  всех святых о том, чтобы всё обошлось.

0

72

-----Гостиная
Она любила одиночество, полагая, что лучше довольствоваться собственным обществом, чем распинаться перед кем-то, вечно что-то доказывая, вечно объясняя. Девушка любила украдкой блуждать по коридорам особняка, пока они пустовали, а это бывало лишь тогда, когда на город ложились сумерки, но когда небо совсем затянулось свинцовыми тучами, и начал моросить дождь, вилла вновь погрузилась в полумрак. Симона не спешила в сад. Мало того, что она не хотела упустить возможности побыть одной, мокнуть под дождём, дожидаясь тётушки с вердиктом, обещавшим перевернуть всю её жизни, было просто бессмысленно. Монтекки вышла на крыльцо, доставая золотую пуговицу из складок платья. Губы растянулись в непривычно тёплой улыбке. Всё могло быть иначе, но она искренне радовалась, что всё произошло именно так. В сущности, не будь этой близости, они никогда бы не поняли, не признались в чувствах даже самим себе. То, что произошло сегодня, было просто удивительным. Симона никогда прежде не чувствовала ничего подобного. В мыслях её возникло воспоминание. Несколько лет назад, когда девушка только начала выходить в свет, она довольно часто любезничала с одним молодым человеком. Они частенько шутили о том, что поженятся и вообще несли всякую ересь, но им было хорошо вместе и, казалось, что Симона даже начинает влюбляться. В тот же день, когда мать узнала о том, что в ней зарождается чувства, она сделала всё, чтобы ещё больше оковать льдом это маленькое сердечко. Никогда до этих пор девушка не знала любовь, да и сейчас не могла с уверенностью говорить о том, что любит, однако она чувствовала, что когда он рядом не нужно масок, не нужно ледяных стен. Чем ближе подпускала она его к себе, тем прекрасней казалась жизнь.
Завидев графиню, Симона мигом выбежала в сад, но оказавшись рядом с тётушкой, поняла, чем закончился её разговор. Бескровные губы плотно сжались, она старалась смотреть холодно, но лёд превращался в ледяные осколки. Девушка сжала ладонь с пуговицей, тут же разжимая её, позволяя увидеть Валенсии. Как мне уберечь его? Что мне делать? Слишком много соблазнов. Убежать? Нет, я не могу рисковать своей и его судьбой. Я должна разбить ему сердце. Я должна пробудить в нём ненависть к себе.

0

73

Весь мир казалось крутился с такой неимоверной силой, что всё окружающее стиралось и становилось единым, размытым и нечётким. Прикрыв глаза, и надеясь, что всё таки эта бешеная "пляска" прекратится, Валенсия мерила мелкими шагами ту оставшуюся сухую площадку под сенью раскидистого дерева. подол платья уже чуть промок, а широкие рукава тоже потемнели от изредка попадающих капель неожиданно грянувшего дождя. Нет, он не был сильным, но сейчас женщина во всём видела знак, а в этом знаке ничего хорошего явно не было.
    Услышав чьи то лёгкие шаги, Валенсия резко подняла голову и её взгляд до этого казавшийся ещё сильным, при виде девушки и вовсе стал тёмен Как ей сказать? Но женщине даже рта не пришлось раскрывать, так как Симона скорее всего и сама всё поняла. За какие то пару секунд она стала похожа на призрака, заплутавшего в сетях этого далеко не "райского" мира. Сделав шаг ей навстречу, она сглотнула и лицо её снова стало мраморным и "маска хозяйки и госпожи" снова появилась на её уставшем лице. Внимание её привлекло движение руки племянницы ... Сначала женщина не смогла различить что же так заворожило девушку, а затем её недоумённый взгляд сменился тёплой и сочувствующей улыбкой. Взяв девушку за руку, она её крепко сжала и всё таки ответила, решившись нарушить эту "громкую и режущую уши", тишину.
- Симона, прости, но я не смогла уговорить Графа. Правду сказать ему, - опустила голову, моля Бога чтобы обман не раскрылся, - я не решилась, - резко подняв голову взглянула в глаза Симоны и не удивилась, что взгляд снова напоминал отблеск льда. Голос был негромким, но уверенным и беспристрастным. Хотя, девушка даже не представляла какая борьба сейчас была в душе Графини. И что делать я не знаю , - покачала головой, отвернувшись чуть в сторону.

0

74

Девушка стояла, пытаясь всеми силами подавить выражение муки, то и дело просящееся на её милое личико. Ей отчаянно хотелось быть сильнее Валенсии, показать, что она может найти выход даже из этой ситуации, что она н будет никому плакаться. Она сильная! Да только мысли о том, что ей придётся всю оставшуюся жизнь жить с этим синьором ножом исполосовала всё сердце. В конце концов Симона гордо выпрямилась, казалось, даже встав на носочки, чтобы казаться выше, и подняла голову, устремив взгляд куда-то в сторону. Едва ли настоящая королева выглядела так величественно. Придерживая намокшую юбку, Монтекки повернулась к тёте. - Я знаю. Венчаемся завтра же на рассвете. Полагаю, дядюшка успеет созвать нужных ему гостей? Но полно об этом... Синьор Эмилио Вампа не разделит со мной ложе в этот день. Вернее... Он будет думать так. Вы когда-нибудь наблюдали за пьяными мужчинами, моя дорогая синьора? О, это зрелище. Едва ли он сможет соображать, не говоря уже о том, чем он собирается заниматься, а если и сможет, то я подложу под него кого-нибудь, а если нет... Не думаю, что он заметит. В конце концов, если ничего не получиться, он жениться на мне уже завтра, а потом ему уже некуда будет бежать. Для него это ещё больший позор. - Симона победно улыбнулась, что-то дьявольское вновь появилось в ней. Она вызывала какое-то странное чувство, не отвращение, нет. Она была холодна и, казалось, опасна, что, безусловно, в свою очередь, чудилось абсурдным каждому, кто видел эту миниатюрную особу. - Что до Меркуцио... Он тревожит меня куда больше. Сегодня вечером я встречусь с ним. Нельзя, чтобы он надеялся на что-то. Я боюсь, что очередная глупость, авантюра взбредёт в его голову. Я не оставлю ему никаких шансов, я уничтожу его, унижу и тогда он не сунеться ко мне, иначе погубит нас обоих...

0

75

Нужно отдать должное девушке, и Валенсия в очередной раз восхитилась теми силами, которыми обладает столь хрупкое создание. Хотя, кому как ни ей знать, насколько обманчив внешний вид. Когда то и она не смела подле мужа глаз поднять, но тем не менее умела управлять им не хуже чем он своим состоянием и деньгами. Главное знать за что и когда дёргать, и не перегибать палку. Попытки Симоны стать выше и чуть ли не желание допрыгнуть до неба вызвало в душе женщине некую смесь чувств. С одной стороны улыбку от того как это выглядело, а с другой недовольство .. мы не можем прыгнуть выше своей головы и всем нам даны силы в меру нашим возможностей. Слушая её внимательно и уже успокоившись, Валенсия прошла немного вперёд, оказавшись за спиной Симоны. Глядя в даль, и удивляясь как капли дождя размыли настолько привычные силуэты, она дождалась пока девушка закончит и снова встала перед ней, смотря прямо ей в лицо и сомкнув руки в замочек на поясе.
- Ну что же ... Насчёт твоей идеи .. Если другого выхода ты не видишь, то можно и сделать как ты задумала. Я могу помочь тебе .. если помощь тебе конечно нужна, - добавила чуть улыбнувшись. Пьяных мужчин я видела и зная на что они способны .. точнее, - приложила пальчик к губам, слегка постукивая им, - точнее на что они не способны. Благо, я видела это всего пару раз в своей жизни. Подошла к стволу дерева и провела по нему пальчиками.
- А вот насчёт Меркуцио, - повернулась к девушке, - мужчины слабы и что бы там они не говорили власть над ними мы имеем. Да и кому я это говорю, - отмахнулась от девушки, - тебе ли этого не знать. Может оно и к лучшему, но хватит  ли у тебя на это сил и сможешь ли ты это сделать смотря ему в глаза? Замолчала как будто пробуя следующие слова на вкус. Я не желаю тебе зла, но все мы должны платить и за ошибки, и за любовь .. и за последнее цена особо высока и выплачивается с кровью. Опустила глаза, приводя юбку в порядок и поправляя промокший шлейф.

0

76

Потом допишу пост.))

--------Покои Симоны Монтекки

0